Военнопленные в Дубравлаге > Зубова Поляна (Республика Мордовия)


Республика Мордовия

 Историко-этнографический сайт

 

О районе
Администрация

Депутаты района
Деловая жизнь
Культура и образование
Здравоохранение

Общественные организации
Отдых и туризм
Новости

Мокшень

English

Français

 

 

 

 

НА ЕЁ РУКАХ УМИРАЛИ ВРАЖЕСКИЕ ПЛЕННЫЕ

(Военнопленные в Дубравлаге)

Итальянская семья на месте захоронения своего отца – братской могилы умерших военнопленных в лесу около пос. Молоч-ница, 1995 г. Фоторепортаж  С. Шевченко.

Старейшая жительница Яваса Агриппи-на Георгиевна Фролова в 1930-х годах принимала участие в создании мордов-ских лагерей Темлага, позже извест-ного как Дубравлаг. В годы Великой Оте-чественной войны она работала в лаге-ре, где содержались военнослужащие ар-мий противника. Ей известны многие ма-лоизвестные подробности жизни плен-ных.

Когда началась война, с фронта потянулся поток пленных. В январе 1943 года Агрип-пина заняла должность сестры-хозяйки в госпитале лагеря для военнопленных в по-сёлке Ударном. Эшелоны с побитым фа-шистским воинством приходили достаточ-но регулярно.

Солдаты  вермахта,  укутанные  в  одеяла и

какое-то тряпье, представляли собой жалкое  зрелище.  Воюя  против Красной Армии несколько лет, немецкие интенданты снабжали свой личный состав фор-мой, не приспособленной для морозов.

Первым делом пленных проверяли на вшивость. Тела оккупантов стали настоя-щими рассадниками кровососущих тварей. Группу немцев в 50 человек запускали в баню. Нацистские вояки радовались этой процедуре. Многие из них не мылись несколько месяцев. Потом с них удаляли все волосы. Сестре-хозяйке приходи-лось проверять соблюдение этого условия, и если что-то не устраивало, тут же следовала реплика : "Нихт гут !" — и пленный покорно отправлялся по второму кругу. Затем помытых помещали в специально отведенную карантинную зону.

Формально в её обязанности входила лишь забота об "имуществе". Вещи вновь прибывших сдавали на склад под квитанцию, взамен выдавалось чистое белье. Однако
Агриппине Георгиевне приходилось заниматься не только этим. Она заменяла и врачей, и санитаров.

Надо отметить, что, кроме немцев, в плен попадали итальянцы, румыны, меньше было чехов и венгров. Православным румынам руководство доверяло больше, чем остальным, они жили за зоной, где работали на огородах. Большинство их были неграмотными. Не умели даже расписаться. Итальянцев отличала высокая культура, они учили русский язык. Но у них были очень натянутые отношения с немцами. Порой между бывшими союзниками случались конфликты. Один раз
Фроловой пришлось звать подмогу, чтобы оторвать от перепуганного немца пя-терых разъярённых итальянцев. Горячие парни с Апеннин свою выходку объяс-нили ненавистью к Германии. Гитлер, по их мнению, обманул Муссолини. Итальянским парням пообещали службу в тылу, а вместо этого бросили на пере-довую, в самое пекло. Темпераментным иностранцам чуть ли не на пальцах объ-яснили, что пятеро на одного — нехорошо.

Всем работникам лагерей нравились концерты художественной самодеятель-ности, которые часто давали итальянцы. Они баловали публику не только народ-ными песнями, но и ариями из опер.

Несмотря на расхожее мнение о суровом отношении к пленным, на самом деле тогда начальство запрещало даже грубо с ними разговаривать*. Заключенным полагался 700-граммовый американский паёк, такой же как и у тех, кто работал в лагере. На детей же и иждивенцев тогда давали только по 400 граммов.
Крас-ный Крест регулярно присылал посылки. Офицерам разрешали носить награды, при каждом был денщик.

Правда, многие приехали с фронта ранеными и больными. Как за ними не уха-живали, пленные умирали. Так появилось несколько кладбищ вблизи поселков
Ударный и Молочница.

В послевоенные годы военнопленных отправили на родину. Были и такие, кото-рые хотели остаться в
Советском Союзе, условия существования в лагере их вполне устраивали. Например, те же румыны в лагере питались гораздо лучше, чем дома.

В июле 1999 года места захоронений посетили итальянцы. Приехавшие попро-сили найти свидетелей пребывания их отцов в лагерях. Оказалось, что
Агрип-пина Георгиевна — единственный человек, который хорошо их помнит. Обща-ясь с итальянцами, Агриппина Георгиевна вспомнила эпизод тех далёких лет, когда практически на её руках умирал их соотечественник. Гости из Италии за-рыдали, услышав рассказ о том, как в бреду молодой парень звал мать.

"Я всегда удивлялась гуманности советской лагерной системы по отношению к пленным, — говорит ветеран, — советских пленных методически уничтожали самыми жестокими методами : сжигали в печах, травили газами. Мы же дела-ли всё, чтобы бывшим оккупантам жилось как можно легче. Порой наши врачи спасали самых безнадежных больных".

 А.Брусилов

______________________________________________

* Документ-решение райкома партии о происшествии в лагере № 58

Примечание : за неимением фотографий из лагерей военнопленных, которые находились в Зубово-Полянском районе, мы публикуем фотографии (фотограф В. С. Кинеловский) из другого лагеря. Они дают некоторое представление об условиях, в которых содержались немецкие военнопленные.

 

Начальник лагеря № 160 полковник А. Новиков перед строем военнопленных. 21 мая 1943 г.
Фото из журнала "Родина", № 4 2008 г.

Выступление хора немецких военнопленных лагеря № 160.  22 мая 1943 г.
Фото из журнала "Родина", № 4 2008 г.

Немецкие военнопленные в библиотеке лагеря № 160. 22 мая 1943 г.
Фото из журнала "Родина", № 4 2008 г.

Назад на страницу Зубово-Полянский район во время войны 1941-45 гг.
На страницу Из века в век