Воспоминания и рассказы о годах репрессий > Зубова Поляна (Мордовия)

Как нас чуть не раскулачили в Новых Выселках

Анна Максимовна и Михаил Тихонович Качеевы.
Зубова Поляна, 1985 г.

M. Буздунов,
отец Анны Максимовны, крестьянин из Новых Выселок. 1947 г.

Анна Максимовна Качеева, прежде чем поселиться с семьёй в райцентре со своим мужем Михаилом Ти-хоновичем, инвалидом войны, много лет жила по лесным посёлкам и кордонам, где он работал бухгал-тером на лесоразработках (см. рассказы сына Качеевых Виктора о жизни в лесных посёлках). В Зубовой Поляне они жили на улице Гагарина, 38 (Анна Максимовна и сейчас живёт там же).

Она родилась в Новых Выселках (Бозуновке), большом мордовском селе Спасского уезда Тамбовской гу-бернии, в начале 20-х годов прошлого века. Девичья фамилия её Буздунова. Отец крестьянствовал. Мать занималась хозяйством. Но это определение "крестьянствования" только в самой общей форме оп-ределяет занятия крестьян-мокшан конца XIX-начала XX века. Главе семейства приходилось не только пахать, сеять, убирать урожай, но и заниматься извозом, плотничать, плести лапти, сапожничать.  А его хозяйке и на земле рядом с мужем работать, и рукоделием заниматься.

Кроме работы на земле, одним из главных занятий для мордовских крестьян из Новых Выселок был артельный строительный промысел. Как только осенью заканчивались полевые работы, так, сбившись в артели, они с плотничьим инструментом подавались на заработки в сторону Рязани. Порой доходили и до Москвы. Там нанимались рубить избы, бани, заготавливать стройматериалы (продольными пилами пи-лили на доски брёвна). Делали и каменную кладку, хотя для мордовских мужчин, выросших и живших в лесах, плотницкие работы были сподручнее .... Всё это приносило живые деньги.

Женщины-мордовки в зимнее время занимались ткачеством ткали белое полотно, из которого шили рубахи, мордовские платья (которые потом вышивали), полотенца. Часть полотна продавали.

Одним словом, работали сами, работали, подрастая, и ребятишки. Жизнь была нелёгкой : "Помню : отец придёт, бывало, с поля, ляжет на топчан, который стоял в сенях, и лежит на животе, в холодке, вытянув руки. Спина вся мокрая, глаза закрыты... Лежит, молчит..."

Но те, кто так тяжело работал, особенно не бедствовали.  Да и работали, чтобы не бедствовать : "У нас даже была большая по тем временам ценность ножная машинка прославленной фирмы Зингер. Ею очень гордилась мать.  А отец гордился настен-ными швейцарскими часами с боем. Каждый час механизм часов начинал шуршать, ворчать, а потом раздавался звон ... По-слушать его приходили соседи и родственники. А я и соседские дети, украдкой, когда взрослых не было, подкручивали стрелки вперёд, чтобы часы звонили чаще ... Всё это он купил на ярмарке на заработанные отхожим промыслом деньги. "

В Новых Выселках была большая церковь, построенная, как было принято в те времена, всем миром, то есть на средства жите-лей, которые "складывались" и покупали стройматериалы, нанимали строителей. Сами работали на строительстве. Всем миром назначали мировую повинность (иногда это делал староста) : например, от каждых пяти домов подводу, от каждого дома по дюжине яиц (которые для скрепления цемента клали в бетонный раствор), от десяти домов по работнику и т.д.

Таким образом построенной церковью гордились  она возвышалась над селом, была видна издали ... И эта церковь потом, в годы, когда началось раскулачивание, стала при-чиной смерти некоторых  жителей села.

Около церкви стояла, как и было положено, высокая колокольня. И вот, когда комбеды (комитеты бедноты), в которые записалось много местных бездельников, стали прихо-дить в дома крестьян и отбирать скот и добро, а самих высылать в Сибирь или на Север, то эта колокольня стала наблюдательным пунктом комбедовцев.

Живя в вечном страхе не только за нажитое, но и за собственную жизнь, крестьяне стали убегать из села. Готовиться старались незаметно, а потом неожиданно на повозках вы-езжали со двора, нахлёстывая лошадей. Таким образом некоторым вначале удалось скрыться в окрестных лесах. А потом на колокольне появился этот пост, на котором, сменяя друг друга, наблюдали за селом сельсоветовские активисты. Как только они ви-дели приготовления к побегу или сам побег, то поднимали тревогу, и за бежавшими уст-ремлялась погоня. И ненависть их была такова, что в ход пускались и оглобли и оружие. Некоторых убили.

"Нам шепнули, что скоро настанет наш черёд. И отец с матерью решились. Закопали во дворе и на огороде кое-какие ценные вещи. Машинку Зингер и швейцарские часы, акку-ратно завернув, закидали в яме навозом. Понаблюдав за колокольней, поняли, когда происходит смена наблюдателей, и в тот момент, когда там никого не оказалось, вы-ехали. Так нам, казалось, удалось спастись от раскулачивания.

Оказались в Щёлково под Москвой. В это время там строился аэродром, нужны были рабочие руки. Стали работать, но через некоторое время начальство обнаружило, что справка отца поддельная   страх раскулачивания и последующих репрессий был нас-только велик, что когда собирались бежать, отец решил пойти на риск и вместо печати к справке, которая заменяла паспорт, приложил пятак.  Надеялся, что канцеляристы ока-жутся невнимательными. Не вышло. Очевидно, на такую наивную хитрость в то время пускались многие ....

Не только отца, но и мать, и меня, девчонку-подростка, арестовали и отправили в уезд-ный город Спасск, где посадили в тюрьму. И стали разбираться. Через некоторое время уездные власти решили, что отец всё же не кулак, и всех выпустили. Наверное, именно участие в следствии уездных властей помогло нам избежать разбирательства нашими местными завистниками, которые скорее всего признали бы нас кулаками с соответст-вующими последствиями. Так что репрессии в годы раскулачивания нашей семье в отличие от многих других из Новых Выселок обошлись  лишь большим страхом, мы-тарствами по стране и недолгим тюремным заключением.

В. Маковский. "Ткачиха с внучками", 1886 г.

Вышивание. Приготовление приданого мокшанской невесте.
Реконструкция. Из альбома "Мордовия", 1985 г.

... Вернувшись в Новые Выселки, выкопали швейную машинку и часы их активисты не нашли (хотя некоторые вещи из дома всё же пропали). Они потом были в нашем доме в Зубове. И бой часов забавлял и радовал уже наших с мужем шестерых детей.

А церковь взорвали во время войны, когда строили дорогу — кирпичи на неё пошли."

Читайте также рассказ А. М. Качеевой о том, как она и её сверстницы работали во время войны на "трудовом фронте."

Прислал В. Качеев, г. Набережные Челны
Отредактировал С. Оленин
Январь  2005 г.

Другие рассказы о коллективизации, раскулачивании и репрессиях :

Как я был репрессирован в Мордовии : мемуары И. Сибиряка
Председатель заставлял сеять пшено
Память
Как мы раскулачивали — воспоминания комсомольца
Последний ямщик
Крестьянин из Матвеевского

Колхоз в Пензенской области

Примечание автора сайта : в книге "Память", в которой содержатся имена репрессированных и реабилитированных граждан Мордовии, есть имена и 31 жителя Новых Выселок (из них 5 расстреляно) : 3-х священников (2 расстреляно), 3-х служащих, 1 рабочего, 25 крестьян.  Список этот далеко не полный, т.к. в нём имена только тех, кто был репрессирован (расстрелян, выслан, заключён в лагеря) во время проживания в Новых Выселках. Нет имён убитых, сбежавших, а также переехавших и репрессиро-ванных в других районах Мордовии или других областях. Кроме того, нет имён  членов семей, которые репрессировались и высылались вместе с главными обвиняе-мыми.  В 1920 г. население Новых Выселок составляло  4182 человека, в 1926 г.  —  3814 человек.

Зубовополянцы, жители Мордовии, ближайших и отдалённых областей ! Пришлите нам воспоминания ваших репрессированных родственников-крестьян

zubova-poliana@mail.ru

На первую страницу

На страницу Репрессии в Мордовии