Репрессии в Мордовии : мемуары И. Сибиряка > Зубова Поляна (Мордовия)

КАК я был репрессирован в мордовии

Мемуары Сибиряка Иллариона Сергеевича (Поздяева), директора Мордовского научно-исследовательского
института языка, литературы и этнографии

1 2

Поздяев Сергей Андронович с сыном Илларионом,
начало 1920-х гг.

Я родился в 1902 году семье крестьянина-бедняка, мордвина, Поздяева Сергея Ан-дроновича в селе Старые Турдаки Саранского уезда Пензенской губернии (ныне Кочкуровский район Мордовской АССР).

Работая на плотницких работах по рубке и отделке крестьянских изб, школьных зданий и надворных построек в деревнях, я заслушивался рассказами бывших кре-постных об испытаниях и перенесенных ими ужасах крепостничества, что револю-ционировало моё сознание против феодально-крепостнического самодержавия и его национального угнетения, произвола над бедным крестьянством и, в особен-ности, над неравноправной мордвой. После революционных событий 1905-06 годов некоторые жители моего села–активные участники революционного движения бы-ли судимы и сосланы в Сибирь. Среди них были и два моих дяди Поздяевы : Евс-тигней Яковлевич и Василий Маркович, которые без вести пропали в царской ссылке.

В 1912 году из Екатеринослава (Днепропетровска) за участие в рабочем революци-онном движении среди сезонных сыродельных рабочих были арестованы и сосла-ны по этапу на родину в село Старые Турдаки под надзор полиции два моих родных брата : Антон и Петр Сергеевичи.

В 1917 году, в возрасте 15-16 лет, я с энтузиазмом принял активное участие в низло-жении власти сельских и волостных комиссаров Временного правительства и уста-новлении Советской власти в селе Старые Турдаки, волости и окрестных селени-ях, а потом в работе комитета деревенской бедноты.

В 1918 году участвовал в подавлении и ликвидации кулацкого мятежа в селе Ста-рые Турдаки, поднятого против членов комитета бедноты и сельского советского актива.


Осенью 1919 года я принимал участие в разгроме и ликвидации контрреволюционного казачьего мятежа, поднятого в Саран-ском гарнизоне атаманом Мироновым, выступавшим из Саранска на соединение с кулацкими восстаниями и войсками конт-рреволюционных генералов Юго-Восточного и Кавказского фронтов, а в 1918-22 годах в составе ЧОН (частей особого назначе-ния) боролся против банд Антонова, Сотникова на территории Пензенской губернии. Потом работал чрезвычайным комисса-ром Б-Вьясского района Пензенской губернии.


В 1921 году вступил в РКП(б) и в том же году был делегатом I Всероссийского съезда коммунистов мордвы, состоявшегося в июле 1921 года в Самаре (ныне Куйбышев). На съезде по поручению Пензенского губкома РКП(б) делал доклад о работе Пен-зенского губкома РКП(б) среди мордовского населения.

С июня 1921 г. по июль 1923 г. учился в Москве в КУТВ (Коммунистическом университете трудящихся Востока им. Сталина) и одновременно принимал участие в работе мордовского отдела наркомхоза и мордовской секции ЦК РКП(б), в частности по изданию на мордовском языке газеты «Якстере Теште» («Красная звезда»), органа мордовской секции ЦК РКП(б).

В 1923 году по решению ЦК РКП(б) организовывал в Пензенской губернии, а потом в Саранске партийную работу среди мор-довского населения. В 1924-25 годах был командирован в Томский губком ВКП(б), где заведовал мордовской секцией, проводя партийную работу среди мордовского населения Сибири. Затем этим же занимался в Самарской губернии. После принятия ре-шения о коллективизации активно участвовал в создании колхозов. В 1932-34 годах был слушателем Куйбышевского отделе-ния института красной профессуры при ЦК ВКП(б) и одновременно преподавал курс истории СССР в Куйбышевской краевой высшей хозшколе и в Доме офицеров Красной Армии Приволжского военного округа.

Слушатели Коммунистического университета трудящихся Востока им. Сталина. Москва, вторая половина 1920-х гг.
В центре в шляпе — М. Е. Евсевьев. Фото из архива И. С. Сибиряка (Поздяева), предоставлено Н. И. Сибиряком, г. Самара.

В 1937 г. мне исполнилось 35 лет. Следующие 18,5 лет я провел : 2 года в тюрьмах Саранска и Соловков, 7 лет в Норильлаге, 8 лет в ссылке в г. Норильске. Реабилитировали меня только в 1955 г.

А начались мои беды с того, что в марте 1935 г. на высших краевых курсах марксизма-ленинизма в лекциях и при проработке в классе темы по истории партии я высказал критические замечания в адрес книги Л. П. Берия «К вопросу об истории боль-шевистских организаций в Закавказье» и его же статьи в газете «Правда» о Пражской конференции, в которых он искажал историю большевизма и роль В. И. Ленина в создании и руководстве большевистской партии, возникшей в 1903 г.

Л. П. Берия утверждал, что большевизм возник и сложился, и оформился на Пражской конференции в 1912 г. В этих работах он писал о двух большевизмах и их теоретических органах : российском в Закавказье (и его теоретическом органе газете «Брод-зола») и заграничном — эмигрантском большевизме (и его органе [газете] «Искра»). Берия выдвигал теорию о двух партиях и о двух вождях, оказывая предпочтение организации «Мисамедеси» и газете «Бродзола».

Обсудили, кажется, всё, но из зала мне был задан вопрос : "Какая из газет — "Искра" или "Бродзола" в наибольшей степени оказала влияние на развитие большевизма на Кавказе ?" Я ответил, что, по моему мнению, "Искра", так как "Бродзола" изда-валась на грузинском языке. Привёл соотношение численности русских к населению Грузии.


За это моё мнение и критические замечания по поводу указанных работ я был снят с работы в г. Куйбышеве и направлен в распоряжение Мордовского обкома партии, где был назначен директором Мордовского научно-исследовательского института языка, литературы и этнографии (НИИЯЛиЭ).

Делегаты 3-й Мордовской языковой научной конференции, Саранск, 31 декабря 1934 г. — 5 января 1935 г. В работе конференции приняли участие не только учёные-лингвисты, но и учителя-практики из районов Мордовии. Во втором ряду в центре (с залысинами) — И. С. Сибиряк (Поздяев). Фото из архива И. С. Сибиряка (Поздяева), предоставлено Н. И. Сибиряком, г. Самара.

С апреля 1935 г. по ноябрь 1937 г. я работал директором этого института в г. Саранске. За это время в институте для подготов-ки научных работников была создана аспирантура по разным специальностям. Расширялась научная библиотека по истории, этнографии и фольклору. Были проведены научные экспедиции : этнографическая, фольклорная, музыкальная, археологи-ческая, по изучению природных богатств. На территории Темниковского района Мордовии в лесах Саровской пущи, в зданиях бывшего Саровского монастыря, был создан государственный заповедник по охране природы им. П. Смидовича. Вышла в свет моя книга "Мордовские свадебные обряды и песни" на мордовском языке. Была сдана в печать вторая книга — «Древние дохристианские религиозные верования и обряды мордвы» (но она не увидела свет и, к сожалению, её рукопись была утеряна). Были также изданы труды по мордовским языкам, географии Мордовии, книги по истории мордовского народа и природным богатствам республики. Опубликован стенографический отчет 3-й языковой конференции и подготовлен к изданию стеногра-фический отчёт 2-й конференции. Готовились другие труды учёных института.

Научные сотрудники института участвовали в московских совещаниях и конференциях Коммунистической академии, Ака-демии материальной культуры им. Марра, института национальностей и других научных учреждений по вопросам истории материальной культуры, языкового строительства и другим темам. В числе сотрудников института приходилось выступать и мне : о восстаниях Разина, Пугачева, о том, как в Мордовии проходила революция 1905-1907 гг.

Страницы из стенографического отчёта 3-й Мордовской языковой научной конференции, Саранск, Мордгиз, 1936 г.

В ноябре 1936 г., по тем же мотивам, что и в марте 1935 г. в Куйбышеве, я был снят с работы в Мордовском НИИЯЛиЭ и ос-вобожден со всех других общественных и научных обязанностей в Саранске. Меня направили для работы в сельском хозяй-стве в Рузаевский район.

Ноябрь 1936 г. — июнь 1937 г. : я работаю заместителем директора Рузаевской МТС по расчетам с колхозами и организацион-но-хозяйственному укреплению колхозов района и работе МТС. Зима выдалась трудная. Показатели урожайности летом 1936 г. учитывались не по намолоченному валу зерна, а по случайным участкам и биологическим показателям при колосовании, что привело к тому, что сдав хлеб по завышенному плану заготовок, колхозы остались не только без хлеба, но и без семян. Трудно и тяжело пришлось, но зиму как-то прожили. Хотя и с большими потерями, но в основном скот спасли, прокормили кол-хозников. Всю зиму и весну я пробыл в колхозах. Занимался поисками хлеба, корма и семян. Работал со снабженческими и кре-дитными государственными органами. Весенний сев 1937 г. в районе закончили раньше всех и с превышением плана, что обес-печило небывало высокий урожай в лето 1937 г.

2 июня 1937 г. Сев давно закончен. Зеленеют всходы. Я в глубинке, в колхозе, с тракторной бригадой на подъёме ранних паров. Прибегает посыльный из конторы колхоза, сообщает, что срочно вызывают в обком ВКП(б), на бюро обкома. Спешу. На слу-чайных попутных машинах добираюсь до Саранска, до обкома. В кабинет, где заседает бюро обкома, не вхожу, а просто вле-таю, с улыбкой, радостный. Вижу, что многих знакомых членов бюро нет. На меня сурово глядят незнакомые мне лица. Пред-лагают сесть за стол. Без единого вопроса ко мне вноситься предложение : исключить из партии и снять с работы. Невольно у меня вырывается : за что исключить и снять ? Ответ : за то же, за что сняли в Куйбышеве в отделе ИКП и в Саранске в НИИЯЛиЭ ....

Быстро сдав дела в Рузаевке, выезжаю в Куйбышев, в парткомиссию уполномоченного КПК ЦК ВКП(б). Искать правды ...

На следующую страницу

Не публиковавшиеся ранее мемуары И.С.Сибиряка (Поздяева) и фотографии предоставлены
для опубликования на сайте "Зубова Поляна" сыном автора мемуаров, @Н.И.Сибиряком.
Название дано автором сайта. При публикации проведено незначительное редактирование.

На первую страницу
Назад на страницу Репрессии в Мордовии
Назад на страницу Рассказы о коллективизации, раскулачивании и репрессиях

Зубные импланты в Москве на https://dentberg.ru/uslugi/implantologiya/. . приведенная ссылка;эскорт услуги.