Зубовополянские очерки : ветеран войны Самошкин Ф. Б. > Зубова Поляна (Мордовия)

Ветеран морской пехоты ...

 

Более трех десятков лет рабочего стажа, 40 записей на страницах трудовой книжки о поощрениях, награждениях Почетной грамотой, денежных премиях, занесении в книгу Почёта предприятия. И это всё о нём ...

«Северный флот был создан в 1937 году на базе Северной военной флотилии для обороны северного Заполярья. В состав 123 полка морской пехоты в начале 1942 года и был зачислен Фёдор Самошкин. 18-летнего паренька из Потьмы после недолгого обучения приставили к пушке сорок пятого калибра наводчиком.

Вот так началась для него Великая Отечественная. В рукопашную не ходил, ранен не был, зато немцев на оборонных рубежах видел воочию. База их хорошо просматривалась, а вылазки стоящие наготове фашисты совершали, как по часам, регулярно.

Самолеты со свастикой то и дело разведку вели, приправляя полеты бомбами.

Полк Самошкина обеспечивал оборону побережья, внутренние и внешние морские перевозки. Северный флот, в свою очередь, поддерживал сухопутные войска. Долгих четыре года ждал он Победы, еще столько же — замены. Война унесла миллионы жизней молодых бойцов, оставить рубежи Заполярья, уволив из армии его защитников, не представлялось тогда возможным.

Сегодня Фёдор Борисович Самошкин и в свои 84 года не может без слёз вспоминать о войне. Да и рассказчик из него не ахти какой. Говорит, ничего такого не совершал и наград не заслужил, другие, мол, достойны внимания, а не я.

Согласны, но именно такие рядовые воины и ковали победу в разных уголках необъятной страны и принижать их значимость, значит умалить заслуги. И Фёдор Борисович пережил немало, если плачет и страдает по сей день.

На войне как на войне, и Самошкин об этом периоде в своей жизни говорит кратко и чётко : «Надо было !» Не понаслышке зная об Отечественной, Фёдор Борисович тем не менее, вернувшись домой, попал в опалу государства. Не было, оказывается, указания военкоматам причислять его и подобных ему в ранг участников войны. Призывать юных и безусых не возбранялось, а воздать должное им запрещалось...

Унижение своё солдат переживал тяжело и долго.

Жена Мария Кузьминична рассказывает, что о прошлом мужа в доме и речи старались не заводить. Если же сам вспоминал, то без слёз не обходилось. Прошли десятилетия, и сердце Самошкина успокоилось доброй вестью : все, кто был на действительной срочной службе в 1941-1945 годах, причислены к категории участников войны.

Так в Потьме появилась ещё одна легендарная личность — живой пример мужества и стойкости. Впервые он наравне с другими выжившими стал получать поздравления с Днём Победы и ... пенсию, которая стала во много раз превосходить его прежнюю.

— Теперь я фронтовик, — без всякого пафоса говорит Фёдор Борисович. Эпизоды войны в его седой голове и по сей час не перепутались, даже фамилии командиров не забыл, а вот воедино картину пенсионеру собрать трудно.

Годы берут своё, только вот доброту не затмили.

Был и остаётся душевным человеком, никого не обидевшим за долгую жизнь.

Трудоголик по натуре, он и после ухода на пенсию не знает себе покоя. Более трех десятков лет рабочего стажа, 40 записей на страницах трудовой книжки о поощрениях, награждениях Почетной грамотой, денежных премиях, занесениях в книгу Почёта предприятия. И это всё о нём, простом водителе в мирное время. Жена бережно хранит все вкупе с послевоенными наградами — орденом Отечественной войны II степени, медалью за храбрость и стойкость в честь 40-летия со дня Победы...

Фёдор Борисович и в день нашего приезда был занят весьма нелегким трудом — возил снег с подворья. С палочкой, не спеша. Посетовала я, мол, труд не по летам. Что вы, последовал ответ, одно удовольствие, еще належусь-насижусь. Дело-то не к 18 годам.

Мария Кузьминична тут же добавила :

— Да он тихим сапом всё болото на огороде засыпал добротной землей. На тачке навозил отовсюду. Теперь, знаете, какие урожаи снимаем. Меня бережёт больше, чем себя, — и зарделась от смущения. — По молодости, бывало, лишнего зелья позволял, но меня ни словом, ни взглядом не обижал. Надежный он и добродушный.

— Я некрасивый, а красивых люблю, — вставил Фёдор Борисович, — такую жену грех не ублажать.

— Чего зря говоришь, — вступилась Мария Кузьминична. — С лица воду не пить, а по мне лучше тебя не было и нет.
 
И верно. Воспитали троих дочерей, умниц, красавиц. Поставили большущий дом, дождались четверых внуков, двое ребят служат в армии, провели газ — тепло, светло, уютно. Пригляд за ними есть — одна из дочерей живёт в Потьме. Дурной славы не нажили. Как и богатства большого.

10 февраля супруги Самошкины тихо, в кругу самых близких и родных отметили очень важное событие — 50-летие совместной жизни. Афишировать золотую свадьбу не пожелали они сами. У них свой уровень счастья, свой отчёт дням будничным и торжественным.

Л. Ширикова.
Районная газета "Время и жизнь", 23 февраля 2008 г.

На первую страницу

На страницу Из века в век