Зубовополянцы рассказывают о своей жизни и жизни своих близких : ветеран войны И. А. Смирнов > Зубова Поляна (Мордовия)

Она защищала Ленинград

 

Н. А. Шкварченко  с  сыном  в  1950-е годы, с. Новое Бадиково.

Победа в Великой Отечественной войне досталась советскому народу дорогой ценой. Каждая семья потеряла в войну мужа, сына, брата, сестру. И те, кому посчастливилось выжить и дожить до 60-летия Победы, вспоминают войну, как одну из самых страшных бед человечества.

Наталья Антоновна Шкварченко родилась в 1914 году в простой крестьянской семье. Она была старшей из детей и должна была заботиться о двух своих младших братьях. Как могла помогала матери по дому, работала в поле. Отец ушел в другую семью, и одним им было нелегко.

Война грянула неожиданно, наполнив каждый день ужасом, смертью, страхом и голодом.

На фронт взяли нас всех троих, меня и моих братьев, вспоминает Наталья Антоновна. Доехали до Зубовой Поляны, там нас разделили по разным вагонам, и наши пути разошлись. Мы тогда не знали, встретимся ли когда-нибудь или нет. Мы ничего не знали, куда нас везут и останемся ли мы живы. Мы долго ехали на поезде, проезжали мимо взорванных поездов, везде валялись трупы людей. Война посеяла смерть, голод и холод. И лишь тогда мы поняли весь ужас того, что нас ожидает.

Сначала жили в Майлове. Там находился гарнизон военных. Ютились в зем-лянках. Потом нас отправили в Ленинград. В первые же дни блокады Ленинграда нас послали под Кингисепп рыть окопы, готовить оборонительные сооружения. Эта работа не для женщин. Но что делать, ведь все мужчины на поле боя. Хуже того, фашисты нашли местонахождение  продовольственных  складов. Они уничто-

жили  все запасы,  которые были приготовлены на 10 лет.* Все остались без еды. Хлеб в город не привозили, это было  невозможно.  Продукты получали по талонам, в день на человека давали 125 граммовхлеба и кружку кислой воды. Ели, если это можно было так назвать, один раз в день в 4 часа вечера. Этого не хватало. Ежедневно от голода умирали сотни людей. Все они перед смертью просили, чтобы их накормили. Но чем ? Моя соседка долго и тяжело умирала. Когда она умерла, ее просто бросили к другим умершим.

Люди умирали и от голода, и от вражеских пуль. От голода становились злыми, нервными, словно теряли человеческий облик. Когда от слабости невозможно было держаться на ногах, мы заваривали столярный клей и ели. Один раз мы нашли убитую лошадь, так через 10 минут от нее остались только кости. Питались всем, что только можно было съесть.

Смерть воспринимали спокойно, без слез. На слезы не было сил, все происходило как будто во сне. Когда мы уходили рыть окопы, то всегда прощались друг с другом, потому что знали, что можем не вернуться. Как-то один раз рядом взорвалась бомба, меня завалило землей. В этот момент передо мной промелькнула вся моя жизнь. Но, к счастью, я не задохнулась под слоем земли, меня нашли мои подружки. На этот раз смерть обошла стороной.

Когда в очередной раз копали окопы, над нами начали летать немецкие самолеты. Мы испугались, думали, что опять будут бомбить, но, на удивление, начали бросать нам листовки, в которых было написано :

Советская дамочка,
Не копайте ямочка,
Все равно наша таночка
Пройдет ваша ямочка.

Это было нам предупреждение, но мы не испугались.

В 1943 году нас отправили домой. Мы переехали через Ладожское озеро. На другой стороне озера нас кормили хорошо, отношение было уже другое.

Нас долго везли на поезде. Когда доехали до Зубовой Поляны, я встретила своего младшего брата Пашку, которого мобилизовали на фронт. Сначала я его не узнала, он был обросшим, больше похожим на старика, чем на молодого человека. Мы с ним даже не успели толком поговорить. Почему-то я тогда почувствовала, что мы больше не встретимся. Перед тем, как он сел на поезд, мы попрощались. Домой он больше не вернулся, немцы разбомбили их состав. Брат погиб, даже не доехав до места назначения. А второго брата, Ивана, я даже и не видела с того дня, когда нас рассадили по разным поездам. Он попал в число "без вести пропавших."

Домой я пришла поздно вечером, мама меня не узнала. Я была худая, грязная, голодная. Но я вернулась, а многие нет. Антошкина Маланья Никифоровна погибла, когда мы возвращались домой, Еряшкина Анна Даниловна умерла в концлагере, она попала в плен к фашистам.

С того дня прошло много лет. Но я все это помню, как будто это было со мной только вчера.

Сейчас Н.А.Шкварченко 90 лет. Судьба ее была полна страданий и лишений, она прошла тяжелый путь, полный горечи и слез. Война отняла у нее радость и покой, здоровье и счастье. Человек, прошедший войну, пытается стереть из памяти весь тот ужас, который пришлось пережить, но это не всегда получается. А виной всему война страшная и беспощадная.

* Исследования историков не подтверждают того, что немцы разбомбили продовольственные склады, эта легенда родилась в осаждённом и голодающем Ленинграде.

П. Иванова.
Районная газета "Время и жизнь". 2005 г.

На первую страницу

На страницу Из века в век