Зубовополянцы рассказывают о своей жизни и жизни своих близких : ветеран войны И. А. Смирнов > Зубова Поляна (Мордовия)

Имя твое, как спасенье от жажды

 

Фото из газеты.

Максима Васильевича Мучкина призвали на фронт уже в декабре 1944 года, когда тяжелые и изнурительные бои отступили далеко на запад. Часть, в которую он попал, занималась ликвидацией последствий следов войны на территории России. Таким образом 17-летний Максим оказался на Кавказе. А весной его вдруг перебросили в 242 полк под Москву, чему солдат был несказанно рад : ближе к дому, да и столицу ни разу не видел. Но судьба уготовила мордовскому пареньку еще один сюрприз. Выяснилось, что его, красивого и статного, как, впрочем, и ему подобных, привезли сюда неслучайно : на Красной площади готовился парад Победы, и они должны были стоять в оцеплении. От одной только этой новости дух захватывало, что уж говорить об увиденном парнем из глубинки... По сей день перед глазами маршал Г. Жуков на белом коне, брошеные к кремлёвской стене немецкие флаги...

Вернулся в свой полк, а тут новое известие : мол, всё, солдат, домой собирайся, война-то закончилась. Радость оказалась преждевременной. Решили сначала отправить тех, кто вдоволь лиха военного хватанул с первого до последнего дня. И 18-летний Максим Мучкин продолжил службу. Что приказывали, то и выполнял. Правда, демобилизация вскоре коснулась и его, вернулся живым и с кипой грамот. Завидный жених, однако, не сразу нашел свою половину. Только в 1951 году привел в дом он Евдокию, с которой живет уже 55 годков. Троих детей воспитали, да дочь Господь прибрал молодую, старикам ничего не остается, как оплакивать её до конца дней своих.

Один из сыновей приютил под крышей своего дома родителей, тридцать лет едят из одной миски и делят радость и печали пополам. Евдокия Петровна довольна снохой, а та, в свою очередь, всегда спокойна за детей и внуков. Бабушка и присмотрит, и пригреет. Одним словом, уютно Мучкиным, живут неспеша, не обгоняя время, сохранив оптимизм и работоспособность. Максим Васильевич все по хозяйству помогает сыну, а у Евдокии Петровны все заботы о семи внуках и семи правнуках. Вся радость в них.

Наверное, бурное веселье было в день вашей золотой свадьбы ? Ведь родственников не счесть.

 А мы с дедом воспротивились. Зачем нам эта гулянка ? Всё нужно ко времени. Поздравили спасибо. Молодые были, любили с Максимом ходить на улицу. Эх, и весело же жили тогда люди. И тянуло несусветно к народу. Гармонь, пляски куда только усталость девалась. Сейчас тихо в Пичпанде, словно радости поубавилось, а жизнь-то лучше стала. Выходит, не в деньгах, богатстве дело. Весело веселье, когда душа поёт. Мы с дедом жалкуем по тем дням. Нянчим да телевизор смотрим, и молодые рядом. Со скотиной натрудятся и рядом в кресло.

Мы бы точно, вступает в разговор Максим Васильевич, уж не сидели по вечерам. Помнишь ?

Евдокия Петровна, конечно же, помнила, но продолжить тему мужу не дала. Мол, чего зря теперь говорить, было и было. Максим Васильевич безропотно согласился, он вообще не привык перечить жене. Любит и уважает Евдокию. Максим Васильевич во всем доверяет жене, по секрету шепнул, что ни разу плохим словом не назвал её, руку не поднял. Мол, хозяйке и так доставалось. «Я ведь на работе, к полночи спать только приходил, одна, по сути, выдюжила. Она у меня хорошая,»  заключает он.

Здоровье позволит, проживем подольше, будто не слыша похвалу в свой адрес, вклинилась в разговор Евдокия Петровна. Боюсь помру раньше деда. Он же мужик, ему труднее будет одному.

Вот-вот, сначала похорони меня, а потом сама собирайся, поддакнул Максим Васильевич. А то ещё удумаешь. Денег на лекарства хватает у меня же пенсия хорошая, это старуха гроши заработала в колхозе. Намаялась зато. Хоть бы Господь продлил дни моей Евдокии.

Обоим Мучкиным под 80 уже, Евдокия Петровна чуть помоложе, и всё такая же юркая и жилистая. На степенном лице Максима Васильевича ясно видны следы былой красоты и благородства.

Все хотела спросить, на каких же столпах стоит столько лет их брак, и возможно ли так боготворить жену в свои 78 лет ? Не рискнула, но вывела из общения с семьей Мучкиных их формулу счастья, формулу долгожительства : сокращают годы и убивают любовь обиды, раны, ложь, невзгоды и злоба в словесах, табак, игра с огнем, унизительного нрава спор, страсть к обладанию первенства, измена... Продолжить ряд нетрудно, приложить их к 55-летней жизни Мучкиных с какого бы боку ?

Л. Ширикова,
Районная газета "Время и жизнь". 1 января 2006

На первую страницу

На страницу Из века в век