Она была в немецком лагере > Зубова Поляна (Мордовия)

Деньгами они не заставят меня забыть моё прошлое

 

Немного предыстории. Как известно, Карелия входила в Петербургскую, затем в Новгородскую губернию. После долгих преобразований она стала называться Карельская АССР, а в 1940 году — Карело-Финская ССР. На территории ее и служил в армии Андрей Николаевич Васин. В это же время Губертова Ольга Ивановна, юная и красивая девушка, появилась на картонной фабрике. Она завербовалась в Карелию вместе с другими, считавшими договор о найме выгодным в материальном плане.

Там, далеко от дома, они и познакомились. Судьбе было угодно распорядиться так, что первая встреча оказалась решающей в их жизни. Любовь с первого взгляда, которую они пронесли через десятилетия, не утратила своего очарования. Любовь помогла им пережить страшные муки ада, когда Василий, участвующий в боях с немецкими фашистами и белофиннами (как тогда назы-вали финнов, против которых Советский Союз развязал войну в 1940 г.), попал вместе с отрядом в плен. Оля, уехавшая в начале 1941 года на родину мужа в деревню Хотигощи Новгородской области, во время оккупации также была угнана в числе других жителей в Восточную Пруссию. В лагере Гулебинен она появилась с малолетней дочерью на руках.

...На поверке Андрей Васин услышал до боли знакомую фамилию. Почудилось, сразу мелькнула мысль. Совпадение ? Если это и его жена, то каким образом она оказалась в концлагере ? К вечеру он сумел пробраться в женский барак и... Перед ним стояла изможденная непосильным трудом Оля. Она даже не вскрикнула от неожиданности и не упала в обморок от нежданной радости. Лишь по вспыхнувшим в глазах знакомым огонькам он увидел, что дух ее не сломлен, надежда жила и живет  в них. Ради  дочери, которую она видела мельком, но всегда находила способ подкормить её

Ольга и Андрей Васины с дочкой Лидой 1944 г.

Лидия Адреевна Закоморная (Васина). 2005 г.

Теперь во имя спасения их троих. «Выжить во чтобы то ни стало !» твердила Ольга. Мы сможем !» Мы должны !» В этих нечеловеческих условиях помогала недюжинная сила воли, человеческое участие, поддержка мужа...

До этого Андрей содержался в городе Граево Белостокской области, но сбежал.

Всю группу почти сразу поймали, жестоко избили, затравили собаками. Искалеченный, он, однако, предпринял еще одну попытку, но и она закончилась тем же. Этапом его отправели в Гулебинен.

Физически крепкий, Андрей восстал из пепла, его стать заметила одна местная немка, в ее усадьбе все время до освобождения он и работал. Упросил хозяйку взять на поденщину и жену, та не отказала. Причем устроила так, что Олю привезли вместе с ребенком. Временная передышка помогла ей немного окрепнуть, а вскоре в их семье появилась двойня. Мальчик выжил, а девочка почти сразу умерла. Жить было можно, и они надеялись, что ворота лагеря больше никогда не закроются за ними. Но наступление советской армии напугало богатую помещицу и она, бросив хозяйство, бежала. Семью Васиных перевели в Виляу. Лагерь, ничем не отличавшийся от подобных. Те же муки, те же страдания, те же издевательства... В 1944 году родилась еще одна дочь Лида. В марте лагерь освободили наши войска, предстояла проверка. Фильтрация пугала, и на то были основания. Боялись не за себя, боялись за

У Андрея были золотые немёцкие часы, их он и предложил за сделку с военным : не вносить в список детишек по их фамилии. Сейчас трудно предположить, как это происходило, но в конечном итоге Ольгу отпустили с детьми, а Андрея отправили на фронт. Война подходила к завершающей стадии.

Оля, раздобыв неизвестно где детскую коляску, разместив свое неходячее семейство в ней, пробиралась в Хотигощи. Свой родной город Гусь-Железный был недосягаем, до Новгородской области поближе.

Что испытала мать, пятимесячная Лида не ведала, но по сей день она не перестает восторгаться её мужеством. Ведь добралась Ольга до дома ! До деревни, где правили голод и разруха. Но не летали над головой пули, не надрывались криком немцы в лагере... И она принялась обустраивать быт, единственным орудием для которого являлась титаническая работа. Накормить столько ртов задача не из легких. Справлялась.

В конце 1945 года вернулся в семью Андрей. Без единой царапины. С удвоенной силой они принялись за дело, но жизнь оставалась беспросветной. И тогда Ольга поставила ультиматум : будем перебираться на её родину. Не хочешь уеду одна. Андрей понимал, что жена была права, понимал, что она в любом случае уедет. Здесь детей не поднять на ноги. Слишком глубокий след оставила война на нижегородской земле. И они тронулись в путь с пятым грудным ребенком. Забегая вперёд,  скажу, что все дети Васиных поумирали во цвете лет болезни преследовали их постоянно.

Сегодня из всего рода жива одна Лидия Андреевна. Сами родители дожили до старости, но мама, по ее словам, до конца дней своих не оправилась после лагерей. И умерла от болезни легких. Отец ненадолго пережил ее, и на нем сказались последствия пребывания в плену.

Лидия, вскормленная в первые месяцы жизни не материнским молоком, а хлебной соской, не унаследовала, естественно, крепкого здоровья. В Гусь-Железном они зажили со временем небедно, но до пяти лет Лида не могла встать на ноги. Они отказывались ее слушаться, и девочка ползала. Сколько раз попадала из-за этого в ситуации, которые могли быть последними в ее жизни. То табун лошадей пронесется над сидящей посередине улицы девочкой и ни одна не заденет ее, то любопытство в подполье «приведет», и если бы не упала на спину бабушки, то полет с печки закончился бы еще одной травмой.

Кстати, бабушка, человек очень верующий, уповала в исцелении Лиды только на Бога. Однажды так и сказала : мол, Оля, сегодня-завтра твоя дочь пойдет своими ногами. И это чудо произошло.

Детский организм стал набирать силу, появился румянец на щеках. Ольга Ивановна не верила своим глазам : самая хилая и болезненная Лида превращалась в красавицу. Она часто говорила,что, видно,не суждено ей было помереть. Сколько раз смерть заглядывала в детскую душу, да отпускала. Только вот с речью после лошадиного пробега появились проблемы. Это мелочи, говорит Лидия Андреевна, зато по моим мукам Господь уготовил мне много радостей.

Познакомилась в Рязани с украинским хлопчиком и вскоре стала Закоморной. Муж оказался хорошим человеком, до сих пор оберегает Лидию Андреевну от всех невзгод. Родился и вырос замечательный сын, есть внук. Была любимая работа, теперь уже шестой год на заслуженном отдыхе.

Омрачало существование лишь постоянные болезни, но с ними она смогла сдружиться. Не давала им взять верх над собой, видать, унаследовала материнское главное качество не сдаваться !

В ее уютной квартире в посёлке Ударный сегодня много икон. Она, человек мало верующий, вдруг осознала, что для полного счастья ей не хватает Бога. И Лидия Андреевна впустила его в свою душу, обретя покой и умиротворение от общения с Господом. И свое чудесное поистине исцеление от неизлечимой болезни она целиком и полностью относит к вере. Можно в это диво верить, можно сомневаться, но здравствует Закоморная уже сколько лет без операций.

Многие жители поселка изумлены перерождением Лидии Андреевны. Прежде бойкая, обрела стать, несвойственную ей. Нет, утверждает Закоморная в ответ бывшим коллегам, суть не во внешнем облике, а в содержании души. Он призвал меня, и я приняла это приглашение с любовью. Служу ему.

Её мало волнуют мирские дела. Она далека от земных катаклизмов, от злых языков и искусов. Живет своим видением мира, живет воспоминаниями о своих родителях, молится за души их, побывавших в аду. Однажды Лидия Андреевна узнала о том, что немецкое правительство готово возместить материальный ущерб всем узникам концлагерей. Марки ей принесли. Грядет еще одна волна компенсации. Закоморная категорически отказывается получать деньги за свое изуродованное войной детство. За муки родителей. Нет равнозначной купюры, способной заставить забыть прошлое. Бесценное прошлое.

   Напечатано : Л. Ширикова "Моё прошлое - со мной". Фото из газеты.

Районная газета "Время и жизнь", 2005 г.

На первую страницу

На страницу Из века в век