Зубовополянcкие очерки : Митенькина праправнучка > Зубова Поляна (Мордовия)

МИТЕНЬКИНА ПРАПРАВНУЧКА

М. К. Вишнякова (стоит слева) с преподавателями и студентками Зубово-Полянского педколледжа

Я люблю это таинство рода,
Дух семьи, продолжающий жить,
Заставляющий сердце народа
С красотою былого дружить.

                                                                       С. Копыткин, 1915 год.

Никто сейчас уже не знает определенно ни времени, ни имен тех людей, которые некогда основали на крохотной речке Чиушь селение, названное Зарубкиным («Заропка» по-мокшан-ски).

Село Зарубкино — родина героини нашего очерка Марии Кон-стантиновны Вишняковой.

Здесь жили все её предки: Кинякины, Беляковы и собственно Вишняковы. Её отца звали Константин Иванович, деда — Иван Карпович,
прадеда — Карп Дмитриевич, прапрадеда — Дмитрий

Вероятно, его очень уважали в селе, так как всех его потомков до сих пор называют «Митеконят» (Митенькины). Виш-няковы были грамотными, Бог дал им талант в ученье, а школа в Зарубкине была открыта ещё в начале XIX века, два века назад. Они бережно хранят семейные предания и заветы предков, гордятся делами и доброй славой родни.

Родовое древо

Бабушка Маши часто рассказывала ей о прошлой жизни. Она была очень добрая, умелая и умная, но учиться в школе ей не пришлось, до конца своих дней бабушка оставалась неграмотной, но память у нее была удивительная. С гордостью она рассказывала маленькой внучке о большой семье своего свекора Карпа Дмитриевича. Это было ещё до революции. Зимой, когда темнело и заканчивались работы во дворе, вся семья собиралась в единственной комнате. Зажигалась лучи-на, укрепленная в светце, все взрослые усаживались поближе к огоньку, и каждый занимался своим делом. Мужчины — а их было в семье десять человек — плели лапти, ремонтировали сбрую, подшивали валенки; женщины пряли, шили или вышивали, а глава семьи, Карп Дмитриевич, открывал одну из многих заветных церковных книг и начинал читать. Мо-нотонно вертелись веретена, шуршали ремни чинимой сбруи, мягко шелестели холсты вышиваемых рубах, шипя и ды-мясь падали сгоревшие лучины в корытце с водой; «дежурная» женщина зажигала новую, а голос чтеца не смолкал до вечерней молитвы. Это семейная традиция была нарушена в 1914 году. Сыновей Карпа Дмитриевича призвали в цар-скую армию, старший, Федор, пал на поле брани, Иван вернулся с фронта больным и вскоре умер, оставив сиротою мало-летнего сына Данилу.

В конце 20-х годов прошлого века в селе закрыли церковь, священника Ивановского Василия арестовали и куда-то со-слали, матушка и шестеро детей остались нищими. Книги Карпа Дмитриевича, как самое ценное семейное достояние, родные отвезли в безопасное место к дальним родственникам, жившим в глухом лесном посёлке. Однако события после-дующих десятилетий навсегда перечеркнули надежды на возвращение прошлого. След книг окончательно потерялся в годы войны. Внук Карпа Дмитриевича, отец Марии, прожил 86 лет, сохраняя до глубокой старости хорошую память. Односельчане считали его очень образованным человеком, хотя Константин Иванович в свое время окончил только зарубкинскую начальную школу. Он вел постоянно хозяйственные записи. Отмечал погоду, дни сева, сенокоса, жатвы и время выполнения других полевых работ. Свою школу Константин Иванович всегда вспоминал добрым словом, всю жизнь помнил свою первую и единственную учительницу Лебединскую и строгого священника — законоучителя, которо-го боялся весь класс.

Унаследовав от деда и прадеда все лучшие родовые качества «Митенькиных», Константин Иванович всегда вел, как ныне говорят, здоровый образ жизни, был трудолюбив и смекалист. «Не пейте вина, в нем ярость и блуд», — часто вспо-минал он библейскую заповедь в разговоре с мужиками. В довоенном колхозе «Красная звезда» он занимал разные долж-ности : был бригадиром, завхозом, кладовщиком, председателем ревизионной комиссии. Обеспечивал весь колхоз дере-вянными лопатами, которые были нужны на токах в страдную пору. Из одного осинового брёвнышка определенного раз-мера мастер Вишняков ухитрялся делать шесть лопат, а всего к сезону готовил их до ста пятидесяти штук. Умело долбил из чурбаков ступы, корыта, собирал ткацкие станы. Самая острая коса в селе была у Константина Ивановича, лучший разного рода инструмент опять у него же, он и плотник, и пахарь, и сеятель, и печник, и даже лекарь. Зная о его чест-ности и отличной памяти, односельчане часто приходили к нему как к живому свидетелю с просьбой подтвердить или опровергнуть тот или иной факт из колхозной жизни.

Супругу его звали Антонина Яковлевна. Она всю жизнь прожила в Зарубкинё и нигде не была, кроме окрестных сёл. Вся её жизнь была посвящена семье. В школе ей учиться не пришлось, но грамоту она усвоила на слух. Все женские крестьянские дела Антонина Яковлевна знала отлично, любила домашних животных и сама их лечила. Она быстрее всех ткала холсты, кроила и шила одежду, всех старалась научить мастерству. Её изделия отличались отменным качеством. Когда ей захотелось заиметь широкие половики, она уговорила Константина Ивановича сделать ей новый широкий ткац-кий стан, приобрела в Ширингушах особые берды, крепкие нити и полоски ткани. Новые половики получились такими нарядными и прочными, что ими до сих пор застилает полы её любимая дочь Маша.

Жили они по поговорке : «иднязе, пара тият — пара учт, шава тият — шава учт» (хорошее сделаешь — хорошего жди, плохое сделаешь — плохого жди). Всю семью Константина Ивановича в селе уважали, врагов у них не было. Родню они любили и, по возможности, поддерживали словом и делом. В семье Константина Ивановича на правах старшего сына вырос его младший брат Данил. После окончания Каргальской семилетки он поступил в Зубово-Полянское педагоги-ческое училище и блестяще закончил оное в 1939 году. Год проработал в школе, показав на практике свою подготовку, за-тем ему вручили аттестат с отличием и сразу же призвали в армию. В декабре сорок первого года он погиб под Москвой. В семье Вишняковых его любили, всегда уважали, а теперь бережно хранят немногие фотографии и тетради студента Данилы Вишнякова, исписанные красивым каллиграфическим почерком.

Мария Константиновна считала Данила своим братом и с малых лет видела в нем пример для подражания. В школу пош-ла в 1942 году, когда ей было только 6 лет. Закончив Каргальскую семилетку, по примеру брата она поступила в то же педагогическое училище, училась прилежно, входила в состав училищного комитета комсомола, во всех делах была при-мером для подруг. Классным руководителем у них был опытный педагог Василий Васильевич Савельев. В 1935 году он приехал в Зубову Поляну из Москвы, имея за плечами опыт работы в одном из столичных вузов. Для студенток, прибыв-ших в училище из мокшанских сел и никогда не видевших ни музеев, ни театров, ни библиотек, никаких других символов городской культуры, Василий Васильевич был не просто наставником, но и представителем совершенно иной, неизвест-ной для мокшаночек городской культуры.

Студенчество

Годы летели быстро. Закончив в 1953 году училище, Мария Константиновна сразу же поступила в Мордовский педин-ститут на филологический факультет. Выбор профессии не был случайным. Ещё в Каргальской семилетке большое влияние на неё оказала строгая, справедливая и доброжелательная учительница Мария Леонтьевна Щукина, учившая Машу русскому языку. Институт вскоре реорганизовали, студентку Вишнякову перевели в Мордовский государственный университет, который она успешно закончила в 1958 году.

Вспоминая студенческие годы, Мария Константиновна с улыбкой рассказывает о частых спорах с преподавателем род-ного языка. Студентка Вишнякова упорно доказывала профессору свою правоту в произношении и написании отдельных слов и фраз, защищала родной «зарубкинский» диалект. «Вы только послушайте её, — усмехался профессор, — приехала к нам в Саранск из «Подмосковья» и спорит, доказывает, что у неё на родине самый чистый мокшанский язык...» Дабы студентка не перечила преподавателю, ей часто снижалась оценка до «четверки», несмотря на успехи в языкознании.

Многоопытный директор Зубово-Полянского педагогического училища Шекшеев М. П. заметил молодую выпускницу университета и пригласил её на работу в родное училище. Директор не ошибся в выборе : в знакомом коллективе все лучшие качества педагога Вишняковой получили должное развитие.

Любимая работа

Каждый день в течение многих лет был заполнен самоотверженным трудом : уроками, проверкой студенческих сочине-ний, разного рода мероприятиями, общественной работой в поселке и в районе, чтением новых произведений современ-ных русских и мордовских писателей...

Таков далеко не полный перечень её ежедневных дел. Зная о постоянном интересе девушек к красивым вещам, она учит студенток во внеурочное время составлять мокшанские орнаменты и вышивать отдельные узоры. Ученицы, конечно, не могли в полном объеме овладеть секретами мастерства, но на этих внеклассных занятиях они открывали для себя под-линную красоту народного искусства и потому сохранили о Марии Константиновне самые добрые воспоминания.

Вместе с соавторами Мария Константиновна подготовила «Азбуку» и учебное пособие для первоклассников. В этих яр-ких, интересных для детей книгах проявлялось глубокое, совершенное знание родного языка преподавателя Вишняковой и ее коллег — Костиной Т. К. и Пензиной А. Ф.

Ее руки не для скуки

Выйдя на пенсию, героиня нашего очерка не заскучала. Вспомнив мамины уроки, полученные ещё в Зарубкине, она все свободное время посвятила вышивке и созданию изделий из бисера. Мария Константиновна любит заходить в небольшой музей народного быта, созданный недавно в педагогическом колледже. Она внимательно осматривает каждый экспонат со знанием дела, подробно рассказывает о каждом из них, вспоминая своё родное село, вспоминая этап за этапом свою жизнь.

«Первую нить я спряла ещё до школы из остатков волокон, которые женщины обычно выбрасывают. По поверью, эту первую «ниточку» надо было сжечь, а пепел съесть. Так я и сделала. Ничего, вкуса не ощутила, но и вреда не было». Подойдя к прялке, Мария Константиновна показывает, как сплеталось расчесанное льняное волокно в «косу», как ук-реплялась «косица» на гребне, как вытягивалась и скручивалась льняная нить. Первую мокшанскую рубашку она изгото-вила самостоятельно в шестом классе. Мама скроила обновку и потом помогала ей советами. Ученица трудилась настой-чиво и долго, украшая рубаху тонкими вышивками. Обнова получилась такой нарядной и изящной, что все мастерицы-односельчанки удивились.

Хорошо знакома ей и разнообразная подготовительная работа с холстом, которой Мария Вишнякова вместе с подругами занималась летом.

«Беление холста, — вспоминает мастерица, — это часть моей жизни, я занималась этой работой несколько лет поряд». Сотканный холст сначала мягчили в ступах (местное название — «шувар»), которые выдалбливались в широких коло-дах. Толкли холст сразу несколькими пестами. Лучшим отбеливателем была в то время свежая навозная коровья жижа, которую готовили в специальных емкостях, а затем замачивали в ней холсты. После отбеливания холст свертывали, скатывали особым образом и на специальных пестах несли к реке. С мостиков полотнища пускали по воде, потом их полоскали и отбивали вальками. Эти операции повторялись несколько раз. Вымытый, отбитый вальками холст, рассти-лался по траве на берегу. Хозяйки внимательно просматривали луговину — нет ли на ней красящих растений, нечистот, мусора и все лишнее сразу же удаляли. Мастерицы не теряли время даром. Когда холстины сушились на берегу, их сразу же вышивали по концам. Такие вышивки считались более стойкими, как бы «вечными».

Об узорах, украшающих мокшанские рубахи, о «звездочках», «лапках», «ветках», «крылышках» и «яблоках» Мария Конс-тантиновна может рассказывать бесконечно. Она не только знает все детали вышивок, все традиционные сочетания цветов, но часто сама придумывает новые композиции. «Этот узор сочинила сама», — сказала она автору этой статьи, показывая расшитый кошелек, — «я назвала его лягушечкой».

О местных мастерицах говорят, что они не вышивают, а пишут узоры, расписывают полотна, как художники. Это точное сравнение подчеркивает творческий характер труда лучших вышивальщица, создательниц мокшанских украшений, к числу которых, несомненно, относится и наша героиня.

И соседние села славятся своими мастерицами : назовем некоторых из них. В Покровских Селищах как отличных выши-вальщиц знают Шумбасову Анну Семеновну и Какаеву Марию Фёдоровну; в Новых Выселках — Дурину Ксению Пет-ровну и Качаеву Марию Владимировну, в Жуковке — Кинякину Нину Николаевну. Они не соперницы, каждая из них является оригинальной мастерицей со своим индивидуальным почерком.

Признание таланта

Работы Марии Константиновны часто экспонируются на различных выставках как в Зубовой Поляне, так и в Саранске. На фестивале «Шумбрат, Мордовия !» в 2005 году она была удостоена почетного звания «Мастер года» за выставленные украшения из бисера. Её браслетами, колье, поясами и нагрудными украшениями любовались делегаты четвертого съез-да мордовского народа, собравшиеся в Саранске из многих областей России.

По местному телевидению было показано интервью с нашей мастерицей, которое организовала А. П. Исаева — ведущая программы «Сияжар».

Без демонстрации изделий, созданных руками Вишняковой, не обходится ни одно событие в культурной жизни района, ни одно праздничное торжество. Открытие районного краеведческого музея, юбилей педагогического колледжа, республи-канский семинар библиотекарей — во всех этих и других своего рода праздниках она принимает деятельное участие.

У неё уже есть преемники

Вокруг талантливых людей всегда объединяются ученики, единомышленники и ценители. Люди разных поколений стре-мятся перенять у Марии Константиновны секреты мастерства, научиться низать бисер, вышивать народные узоры, узнать из её рассказов нечто новое и интересное о жизни и обычаях наших предков.

Мамы и бабушки ведут к ней своих дочерей и внучек, зная, что Мария Константиновна не только научит детей приемам ремесла, но и откроет перед ними подлинную красоту, радостный мир народного искусства. »Из разноцветья бисера и лески, как в сказке, вы творите чудеса...», — пишет наставнице её благодарная ученица Маша Колесникова и добавляет: «Спасибо вам за то, что вы есть».

Саму же Марию Константиновну радуют не столько поздравления и добрые пожелания, сколько творческие успехи уче-ниц и последователей.

С гордостью рассказывает она о недавней победе на фестивале преподавателей трудового обучения Марины Аркадь-евны Аршиновой (средняя школа номер 1), которая под руководством нашей наставницы сшила и украсила мокшанским орнаментом молодежную мужскую рубаху. «Бисероплетению я научила многих — Милушову Валю, Лаксаеву Аню, Мит-рейкину Зину и других школьниц, потому и надеюсь, что дело, которому посвятила многие годы, не пропадет, наше искусство сохранят и разовьют молодые мастерицы, которым я передала свой опыт, умения, свое понятие о красоте».

Вместе с Марией Константиновной мы надеемся, что, как и в ломоносовские времена, подобный чистому жемчугу разноцветный бисер будет всеми любим и распространен «по всему земному кругу». Народные традиции, заставляющие сердца современников дружить с красотой былого, займут своё достойное место в системе ценностей противоречивого XXI века.

А. Прохоров, краевед.
   Напечатано : районная газета "Время и жизнь", 7 июня 2008 г.
Фото из газеты

На первую страницу
Назад на страницу Зубовополянские очерки