Зубовополянские очерки > Зубова Поляна (Мордовия)

Одиночество на троих

 

Дорога в Беляевку являет собой фантастическое зрелище. Осенние дожди размыли чернозем, земля стала похожа на кисель, а вода заполнила канавы, количество которых не сосчитать при всем старании. Жители окрестных сел, расположенных на территории Ачадовской администрации, добираются чаще пешим ходом до нужного пункта, а если повезёт, то конным транспортом. Другого сообщения нет.

 

Раньше было. Все было. И колхоз свой, и работы хватало. Теперь остались одни воспоминания у беляевских стариков. Только в двух домах светятся по вечерам окна, только трое коротают остаток своего века в них. Предоставленные самим себе, одним Богом оберегаемые да долгими молитвами продлевающие дни свои на этом свете.

 

Супруги Сафошкины в более выгодном положении, а Е. И. Морозова одна-одинешенька в своей покосившейся  избе. Живут вроде неподалеку друг от друга,  но общаются редко.  Даже это расстояние не одолеть больным ногам. Татьяне Егоровне Сафошкиной 81 год, а другой 83.  Иван Васильевич  у  них за мо-

Фото из газеты

лодого, хотя свои 77 годков ощущает.  По дому дела все на нем,  в округу выходит по надобности,  и только на колхозной лошади. Этой животине нужно в ноги поклониться незаменима в любое время года. Была бы она у беляевских стариков, упростила б их житье-бытье.

 

Рады здесь любому, кто заглянет в их тьму-таракань : и почтальону, и частному предпринимателю, и... Гость редкость, а посему никто из них давно уже не живет ожиданием. Придут, мол, примем душевно, а на нет и суда нет.

 

При въезде в Беляевку, после всех дорожных мытарств поразили тишина и невероятно высокие заросли репейника. Этот сорняк, достигающий более двух метров высоты, захватил всю территорию деревушки. Бороться с ним некому. Но вдруг дорога предстала девственно нетронутой : густая трава стелилась по ровной и сухой поверхности. На фоне этого пейзажа и вынырнули сначала два нежилых дома, а чуть дальше нас встретил пес первая живая душа в Беляевке.

 

У Сафошкиных же Шарик отнесся к появлению чужих людей без особого интереса. Старый и ленивый, он вскоре забился под крыльцо. На его рычание и вышла Татьяна Егоровна. Она долго не могла внять, чем это заинтересовала газету их деревушка. Дело-то простое : о житье-бытье поговорим, отвечаю, с последними коренными жителями. Уйдете вы и Беляевка канет. Сафошкины оказались гостеприимными и словоохотливыми. Иван Васильевич наблюдал за нами с печи, изредка поправляя жену. Татьяна Егоровна в свои годы рассуждала здраво, ее колоритная речь придавала беседе некий оттенок самобытности. У нее на все была своя присказка, на все происходящее своя точка зрения.

 

Телевизор «Рекорд» и радио в их доме единственные источники информации о мире. «Вести» передача самая востребованная. А «Жди меня» всегда доводит до слез супругов. Сожалеют, сочувствуют, сопереживают. Сами за последние 20 лет ни разу не выезжали за пределы района, да и деревню покидали считанные разы, поэтому местные новости для них почти недоступны. Ежели только бригадир СХПК заглянет по своей нужде, пенсию привезет заодно, тогда Сафошкины в курсе дел, творящихся в округе. Газет в руках не держали давным-давно, зато Татьяна Егоровна каждое утро начинает с молитвы и чтения религиозной литературы. Два сундука вместили в себя и Библию, и православные календари, и Евангелие ... Гордость хозяйки иконостас.

 

Раньше-то я надо быть ходовая была (вот вам и колорит речи), все церкви объезжала. Это теперь ноги не слушаются. И в колхозе, продолжает она, не в последних числилась. В Беляевке заводилой звали. Все организовать могла. Слушались меня.

 

Нынче пусто в деревне. Дети навещают, их у Сафошкиных трое. Размещались все в маленькой избе, потом построили новую. Сегодняшняя, по их меркам, большая хата, хотя являет собой одну комнату. Никаких излишеств, все до предела скромно. Правда, съестные запасы впечатляют : кули с крупами, мешки с мукой, сахаром.

 

Однако старики предпочитают всему этому обыкновенные щи. И готовит их Татьяна Егоровна по своему рецепту и распорядку. Летом на день варит, а с наступлением холодов - два объемных чугуна сразу. Через шесть дней снова печь топит. Это экономии дров ради, объясняет хозяйка. В сенях еда хранится долго.

 

Три дня едят скоромное, в остальные постное. Конфеты тоже в ходу, хлебушек свой пекут. «Я очень, надо быть, рабочая», заключает баба Таня. Что ни что делаю. Раньше все на базар, а я ни-ни. Чего время терять, лучше пойду на работу. Вот и надломила здоровье». Сейчас, говорит она, черт-те что творится в мире. Сколько непаханных земель пустует. Да у нас в деревне, помню, из-за неправильно проложенной межи какие скандалы возникали. Сколько бы земля родила хлеба, гречихи, проса...

 

Почему, спрашиваю у Татьяны Егоровны, нет садов в деревне. На пепелищах одни заросли малины.

 

А цаво землю зря изводить. Пусть она хлеб родит, картошку. Прожили свой век без фруктов. Бог миловал.

 

Здоровью они помехой бы не были, не унимаюсь я.

 

А мы с дедом сколь лет в рот ни одной таблетки не берем. Есть святая водичка, есть молитва. На том и держимся. А в мире сколько болезней надо быть. Горюю за людей я, дочка. В 5 утра поднимусь, день долгий, за всех молюсь.

 

Дети-то помогают ?

 

А как же, только мы с дедом стараемся им оплатить деньгами. Пенсию мне прибавили на 660 рублей 80 годков исполнилось. Наберем и отдаем ребятам, сгодятся. Нам много не нужно.

 

Баба Таня, я не вижу стиральной машины. Тяжело ведь обходиться. Может, лучше было бы ее купить, чем...

 

Надо век ее не иметь, парировала на своём языке Татьяна Егоровна. Такие деньжищи тратить ! Стираемся редко ничего, управляюсь.

 

Я уж не перечу, откликнулся с печи Иван Васильевич, получали 35 рублей, экономили, теперь прибавили пенсию снова экономим. Не жена, а экономист в доме.

 

Надо быть пожалел ? А сам рассказывал, что в молодости, кроме Танюхи, никто не нужен был.

 

Татьяна Егоровна, его слова ведь похвала вам. Можно прожить всю жизнь бедным, но быть богатым душой.

 

Это про нас, дочка.

 

Президент нынешний, говорит Иван Васильевич, для нее свет в окне.

 

Люблю я его надо быть, вторит баба Таня. Умный. Светлый какой-то. И о нас, стариках, помнит. Только не разобралась, какие льготы на что заменят. И сколько ? Дед вроде слышал только на 130 рублей пенсия увеличится. Надо быть ждать.

 

В глубинке, как оказалось, были в курсе о монетизации льгот. Сафошкиным их надо было заменить сто лет назад. Сейчас пользуются только 50-процентной скидкой за свет, остальные льготы проходят мимо. Телефона нет, такси и автобуса тоже, о коммунальных платежах только слышали, лекарств не покупают... Вот и выходит, что их денежки использованы другими. «Ветеран труда» льгота регионального значения, но все же Сафошкины надеются на пополнение в кошельке. Горько шутят : "Будет на что похоронить. Детям легче проводить нас в последний путь, коль сбережения есть."

 

Иван Васильевич, покинув теплую печь, спустился, наконец, к нам и сказал :

 

Эх, мать, належимся мы тут с тобой : случись что  кто узнает, живы мы или нет ?

 

А я надо быть говорила уже тебе : если зимой помру, схорони в снегу до тепла. Один разве утащишь меня. Дочка, а жить как хочется. Жизнь пошла другая, ладная. Вы вот там все жалуетесь на трудности. Понимаю, но одно надо быть скажу : не приведи Господь вам таких, кои мы, старики, претерпели.

Л.Ширикова, д.Беляевка.

   Напечатано : районная газета "Время и жизнь", 20 ноября 2004 г.

На первую страницу

На страницу Из века в век