Зубовополянские очерки > Зубова Поляна (Мордовия)

Лес рубят, а деньги не летят !

 

Лесной бизнес в Мордовии — тайга. Ветвистые кроны создают прекрасные условия для развития теневой экономики. По данным охранных служб, ежегодно в республике вырубается порядка 2000 кубометров хорошей древесины. Ущерб — миллионы рублей. Неофициальный оборот в десятки раз выше.

Ни алмазов, ни нефти, ни газа, ни руды... Для маленькой Мордовии природа не пожалела только леса. По официальным данным, в республики 742 100 гектаров зеленого золота, причем четверть этой площади занимают ценные хвойные породы. Вот нам и хороший воздух, и денежки в бюджет... Жаль только, что статистика врет. Мы давно относимся к лесодефицитным регионам. И густые дубравы, стоящие стеной вдоль дорог, — всего лишь мираж. Зайдешь в них поглубже, и...

Фото из газеты

«Лес некачественный, — констатирует главный мордовский лесничий Вадим Максимкин. — Нужны санитарные рубки, на кото-рые денег не выделяют. Все заросло перестойными осинами, особенно в Инсарском, Краснослободском и Ельниковском районах. Эти деревья никому не нужны, они гниют и захламляют окружающую среду. А сосны, которые считаются самыми ценными породами, наоборот, вырубают. Мало их осталось в республике. По мере возможности мы стараемся компенсировать хвойные потери. В этом году посадили около 40 гектаров саженцев, но полноценным лесом они станут только через 120 лет».

Щепки летят?

Двадцать лет назад жители самого богатого лесом Зубово-Полянского района не знали горя. Заготовка и переработка древесины не давала им сидеть без дела и приносила хороший доход. Люди пахали в две смены. Более 100 000 кубометров леса ежегодно шло в оборот ! Березу продавали в Финляндию, осиновые чурки — в Венгрию. Столярными изделиями из дерева местные предприятия обеспечивали всю республику и часть соседних областей. Плюс к этому из африканских стран в район везли красное дерево для производства высококачественной облицовки мебели. Но все перевернулось с ног на голову в начале 90-х годов ! Лесной бизнес пришел в упадок, а жизнь окрестных поселков превратилась в борьбу за выживание. «Кто его знает, почему ? — недоумевает директор лесхоза «Зубовский» Виктор Шекшин. — Все обанкротилось, а новое еще не заработало в полную силу». Новое — это деревоперерабатывающее предприятие в Умете, которое открылось несколько месяцев назад. По неофициальной информации, его прибрали к рукам московские бизнесмены. О подлинном размахе этого дела местные начальники не знают. Коммерческая тайна, говорят. Известно только, что благодаря обновленному уметскому ДОКу в районе появилось более сотни рабочих мест, хотя само производство пока убыточное.

Впрочем, особо предприимчивый народ не ждал, пока воскреснут предприятия. Он и без варягов наладил лесной бизнес. В Даниловке, Новых Выселках, Морд.-Поляне и других деревнях вдоль дорог как грибы растут крепкие, аккуратные домики, у ворот — техника. И почти в каждом дворе — свежие срубы дач и бань. Большинство из них уезжает в Московскую область. Навар с такого бизнеса доходит до ста процентов. Хотя поговаривают, что более половины стройматериалов и срубов принадлежит узкому кругу «авторитетных» людей. И гулкие удары топоров отсчитывают прибыль вовсе не плотникам-работягам. Но об этом здесь не распространяются...

Черным оборотом леса занимается управление по борьбе с экономической преступностью МВД РМ. В 2004 году милиционеры насчитали 40 преступлений, связанных с незаконной вырубкой стратегического мордовского ресурса. «Воруют все подряд, — говорит начальник УБЭП РМ Тимофей Сысуев. — Часто грешат сами лесники. За год мы выявили 11 случаев, когда должностные лица за взятки разбазаривали хороший лес. Зимой, конечно, поспокойнее. А вот ближе к весне, когда дороги подсохнут, снова начнут стучать топоры. Это прибыльное занятие. Затрат фактически никаких, разве что риск быть пойманным. А наказываем мы строго. Бывает, штрафы доходят до 100 000 рублей, 17 человек в прошлом году попали под уголовные статьи. Мелкие расхитители отделываются, как правило, легким испугом. Один дубок на могильный крест в счет не идет...»

Гнилые деньги

Когда-то главный природный ресурс республики хотели сделать прибыльным, как в финно-угорских странах. В 2001 году министерство экологии и природопользования РМ с помощью программы по переработке гнилой древесины обещало обогатить бюджет на миллиард рублей. «Проект так и остался проектом, — признался экс-министр Юрий Рыбин, работающий сегодня советником Главы РМ. — Тогда государство порушило все лесные программы. Не проявили к ним должного интереса и инвесторы». Рузаевские и торбеевские участки перестойного леса, которые должны были стать сырьем для новой переработки, остались невредимыми. Для строительных работ они не пригодны, так что и сегодня продолжают гнить, засоряя окружающую среду.

Чистые деньги

Недавно низкосортной мордовской древесине все же пообещали светлое будущее. Компания «Российский инвестиционный проект» задумала переводить отслужившие свой век осины и березки в «белый уголь». Проект завода прошел экологическую экспертизу. Он имеет замкнутый производственный цикл: энергию, которая будет вырабатываться в процессе производства, предполагается использовать в теплицах. А там, в свою очередь, выращивать цветы. Предположительно, предприятие появится в каком-нибудь лесистом районе с высоким уровнем безработицы — в Зубово-Полянском или Дубенском, например. Хотя о реализации проекта говорить пока рано. Решающее слово остается за Главой РМ Николаем Меркушкиным.

Деревянные деньги

Несколько месяцев назад жители лесных районов республики — Зубово-Полянского, Ельниковского и Кочкуровского — додумались до производства древесного угля. Сначала выжигали его в самодельных печах из опилок, стружек и прочих отходов низкосортной древесины, потом стали организовывать мини-предприятия. Продукт идет на ура как топливо для шашлыков, а также в медицинской и металлургической промышленности. Правда, милиция считает этот бизнес нелегальным.

   Напечатано : Саранск, газета "Столица С", № 639"

На первую страницу

На страницу Из века в век