Зубовополянcкие очерки : глава Студенца Валентина Китаева > Зубова Поляна (Мордовия)

РАСЧЁТЛИВОСТЬ ВАЛЕНТИНЫ КИТАЕВОЙ

Улица в Студенце.  Фото С. Шевченко.

Непросто главе Студенецкого сельского поселения оправдывать кредит доверия народа.

Для начала немного истории. Студенец претерпел изменения не только в хозяйственном секторе. Был совхоз, числился вроде в крепких, обрабатывались сотни гектаров угодий, выращивался скот и сдавался государству. Жители работали в хозяйстве охот-но, ведь другого места не было, да и было всё для нормального человеческого существования в то время.

Так бы и жить дальше,  не  тужить.  Однако  перемены в начале

90-х годов, как косой, «прошлись» по сёлам и деревням. Государственная поддержка сельского хозяйства исчезла, соци-альную заботу о сельчанах признали ненужной и неперспективной. Печальные итоги реформации массовое разорение структуры, в коей жил-был и совхоз «Зубово-Полянский». Фермерское обновление тоже не принесло плодов. От моло-дёжных бригад в животноводстве вскоре не осталось и следа. Правда, несколько девушек-доярок вышли замуж, потому и задержались. Словом, Студенец не стал исключением из правил.

Здесь и по сию пору живут, но не сеют и не пашут. Нет и скота, а значит и работы. Хотя удалось сохранить не¬кие блага для сельчан в виде библиотеки, ФАПа, дряхлого водопровода, клуба, почты... О школе и сказать нечего. Учеников напе-речёт, зато пенсионеров в каждом дворе. Основным источником существования был и остаётся скромный сельский труд на своём подворье. Что вырастил, то и съел, а на пенсию прикупил к столу.

Жители Студенца оказались заложниками системы, и все попытки государственных мужей поднять сегодня село с колен успехами пока не увенчались. Мощные финансовые вливания в укрепление материальной базы бывших колхозов и совхозов похожи на лишние траты. В частности, в Студенце фермы так и не дадут прибыли, поля урожай. Разрыв здесь огромен не только от города, но и от соседей. В ближайшем Салтыкове экономика если и не совсем крепко стоит на ногах, то и до смертного часа далеко. Прилив молодых кадров обозначил перспективу, хотя трудностей и там не счесть. Однако школа обучает, детский сад воспитывает есть кого. Коммунальная структура создана, чего раньше никогда не было.

Студенецкие жители не завидуют, они давно вышли из того возраста, когда ещё можно надеяться на лучшие перемены. Да и по географическому положению они оторваны от «большой земли», что тоже накладывает свой отпечаток. Лишены целого комплекса социальных, бытовых услуг.

Но не лишены власти, которая обязана и призвана думать о народе. Местная администрация ближе к людям, кому как не ей решать проблемы, коих куча.

Нынешней главе Валентине Николаевне Китаевой, ставшей у власти несколько лет назад, досталось хозяйство, крепкое только на бумаге. Она из тех людей, кто знает сельский быт, работу свою любит и правит её с твёрдостью и смекалкой. Глядя на её хрупкую фигуру, вслушиваясь в негромкий голос, ещё раз убеждаешься, насколько бывает обманчива внеш-ность. Немногословна в «верхах», она также лаконична в разговоре с земляками, но вот хозяйскую жилку не заметить нельзя. Хотя сама Валентина Николаевна часто повторяет : мол, не живём, а выживаем. Вопреки обстоятельствам. Удастся ли когда-нибудь вылезти из болота, не знает. Но верит и, более того, прикладывает все силы для этого. Для оп-тимизма у власти мало оснований. Почти два года назад закрылся магазин, смертность перекрыла все рекорды, посколь-ку население в основном состоит из пенсионеров. За восемь последних лет не справили ни одной свадьбы, нет детей для обучения в начальной школе. Девять старшеклассников на рейсовых автобусах ездят в Дубитель и в соседний совхоз, дабы получить среднее образование.

По словам главы, в селе всё проблематично и всё в таком масштабе, что дух захватывает. Водопроводная линия на ла-дан дышит, да и колонок всего две на длинную улицу. Водозаборная башня, находящаяся раньше на балансе совхоза, се-годня ничейная, но с власти спрос за её работу и содержание. Где взять деньги, если бюджет формируется из собственных доходов и расходов только на зарплату работникам социальной сферы.

Без конца перегорает насос, не бывает света. Службы в районе никогда не отказывают в помощи, но на приезд и восста-новление уходит много времени. Значит, приходится искать кратчайшие пути. Китаева научилась выкручиваться из таких ситуаций больно хорошим учителем оказалась для неё жизнь у руля власти.

Кому ещё нужны 73 пенсионера из 121 жителя, тридцати трём из которых далеко за 70 лет. А они почти все одинокие, значит, помощи больше ждать не от кого. Вдовье село, вздыхает Валентина Николаевна, и права в своём утверждении. Только что похоронили последнего участника войны, на том и счёт закончили. Зато ещё здравствует тоже последняя вдова ветерана Великой Отечественной.

Болеют часто, а лекарства купить негде. Опять головная боль для Валентины Николаевны, потому о каждой своей поездке в райцентр оповещает старушек. Беспроводная связь действует безотказно. Фельдшерско-акушерский пункт открыт, но он не обязан снабжать препаратами. Сейчас и того хуже сотрудница в отпуске. И о каждой болячке должна и знает глава, ведь только она может решить проблему доставки заболевшего в районную поликлинику. Машины «ско-рой помощи» к ним в село дороги не знают, её и нет этой дороги. Размыта, в колдобинах и ухабах, словом, непроезжая и еле проходимая. Где взять средства на ремонт, не думает. Нашли кое-какие рубли на покупку песка, несколько машин завезли. А по селу только тропа от дома к дому ведёт. Даже колеи от лошадиной телеги нет. Буйная растительность «завоевала» всё пространство и продолжает наступать на дома, огороды... Очень много домов уже скрылись за зарослями, хозяева, немощные и старые, не в силах противостоять напору природы. Трава стоит по всему Студенцу по пояс. Кто ещё в состоянии держать косу, проложили путь. На нет и суда нет. Китаева говорит, что всё почти работоспособное население с ранней весны уезжает на заработки. Остаются на месте только бюджетники, и их единицы. Не дашь же им косы в руки, да и первозданная красота не больно докучает. Воздух упоительный... Мало, ох, как мало осталось домов в хорошем сос-тоянии. Из 57 человек, по данным главы, 40 постоянно заняты работой в Москве, ещё часть в соседней области. Средь бела дня, горько усмехается Валентина Николаевна, кроме стариков и детей, не найдёшь никого. Случись что страшное и спасения не откуда ждать. На днях с крыши администрации ветром флаг снесло, сутки Китаева искала добровольца.

В последние годы целыми семьями Студенец покидать стали. И впрямь говорят, что по бездорожью из села уезжают один раз и навсегда, а по хорошей возвращаются в него.

Наивно полагать, что Валентине Николаевне удастся сломить тенденцию.

Умершего по зиме не донести до кладбища снега тоже по пояс. И в другое время не легче никакого транспорта в администрации нет.

Как быть? Выкручивается власть, бывает от отчаяния и в районную администрацию звонит. 230 смертей за годы своего правления Китаева не только зарегистрировала, но, получается, почти и каждого проводила в последний путь. Тенден-ция объединения пожилых людей в одну семью не обошла стороной и Студенец. Правда, новое веяние ещё в зачатке, но уже под одной крышей живут В. Сидоренко и Л. Коблова. Спокойнее и надёжнее. Рада бы и Коблова М. М. принять к себе, да некого. Одинокая старушка, плача говорила, что на днях заберут к себе дети двух её соседок. Тогда на 500 метров в округе она останется одна. Сейчас дачники приехали, но сезон длится месяц-два, остальное время докучает одиночест-во. Сетует, что и хлеба негде купить. К сожалению, этот продукт питания, как и остальные, привозят редко. Частные предприниматели из Салтыкова хоть и приезжают, но время своего приезда не обозначают чётко. Посему можно полдня простоять в центре села и уйти, не дождавшись.

... На небольшом участке улицы стоят дома тех, кто зарабатывает приличные деньги в первопрестольной, но они не де-лают погоды в селе. Имея средства, не имеют возможности купить необходимое. Но их спасает ещё возраст, когда семь вёрст до ближайшего магазина не крюк.

Они, кстати, тоже не из оптимистов, и называют себя местными «Лыковыми», поставленными в не менее суровые об-стоятельства жизни.

Могут ли меры новой российской власти, направленные на поддержку личных подворий, круто изменить существование сельчан. В Студенце одобряют их, но, применительно к себе, говорят о том, что и эти средства обеспечат только выжива-ние, а не развитие личных хозяйств. Семь голов коров, овцы, куры, гуси, утки, свиньи вот и вся живность. У пенсио-неров дворы пустые. По национальному проекту получено всего 482 тыс.руб., то есть на эти деньги закуплен скот, пост-роены сараи... Они были взяты в прошлом году, в этом ни одного кредита не оформлено. Нет прогнозного задания по сбору молока, нет и дотаций, значит. Закуп мяса много тоже в казну не принесёт.

Куда ни кинь, к маленькой баночке меда прилагается огромная ложка дёгтя.

И тем не менее власть в селе в почёте. Молодая и расчётливая Валентина Николаевна сумела за весьма короткий срок получить признание земляков. Главное, не пасует и не пишет заявление об увольнении с почётной должности, чётко осознавая свою роль в сохранении села. И пусть в Студенце студёно от проблем, зато есть кому их решать.

Кто думает, что сможет лучше это сделать, глубоко ошибается. Всяк стремится туда, где полегче и сытнее. Китаева, имея не меньшие шансы на это, не ждёт доброго дядю с денежным мешком, а работает по принципу : на район надейся, а сам не плошай. В переводе на язык власти обеспечивает усилием, волей и личными способностями всё-таки жизнь сельчанам, а не выживание. Страшно даже подумать, что будет с селом, если орган местного самоуправления будет лик-видирован, тогда Студенец останется территориальной единицей другого поселения.

Л. Ширикова.
   Напечатано : районная газета "Время и жизнь", 28 июня 2008 г.
Фото из газеты

На первую страницу
Назад на страницу Зубовополянские очерки