Масторпаз и Ведява

 

МОКШАНСКИЙ ПАРЕНЬ И СМЕРТЬ

Две горы стоят друг против друга,

Рядом возвышаются до неба.

Что за яркий свет меж ними виден,

Белое сияние заметно ?

Может, солнце светлое там всходит ?

Может, тихая луна заходит ?

То не солнце светлое восходит,

То не тихая луна заходит —

Там пуре и позу люди варят,

Пьяное питьё готовят к свадьбе, —

Женят молодого мокшанина,

Сына богача ума лишают.
— Ох ты, матушка моя родная !

Ох, родимая моя, послушай !

Не жените вы меня не впору,

Не лишайте доброго рассудка.

Смерть за мною неотступно ходит, Душегубица косой пугает.

За руки она меня хватает,

Дергает, холодная, за пальцы.

Сгину я, родимая, в день свадьбы.

Отвечает матушка Пичаю :
— Этого, Пичай, совсем не бойся !

Этого, сыночек, не пугайся !

Я сама отдамся в руки смерти

И твою спасу, сыночек, душу.
Так сестра Пичаю обещала :
— Этого, Пичай, совсем не бойся !

Этого ничуть ты не пугайся !

За тебя отдам я свою душу

И спасу от лютой смерти, братец.
Так ответил батюшка Пичаю :
— Этого, Пичай, совсем не бойся !

Этого ничуть ты не пугайся !

Я спасу, сыночек, твою душу.

За тебя отдам себя я смерти.
Поженили парня-мокшанина,

Сына богача ума лишили.

Повели его в амбар сосновый,

На пенёк еловый посадили.

Чир ! — в воротах двери заскрипели.

Каф ! — залаяла собака злая.
Душегубица явилась к парню,

Смерть уселась с ним на лавке рядом.
— Ох, сын богача, мокшанский парень !

Вот пришла я за твоей душою.

Я теперь порежу тебе горло.
— Подожди, Смерть, к матушке схожу я, Сбегаю сейчас к своей родимой.

Матушка отдаст тебе, Смерть, душу

И спасет она меня от смерти...
— Ох ты, матушка моя родная !

Ох, родимая моя, послушай !

Душегубица за мною ходит,

Смерть косою острою пугает.

Ну-ка душу ей отдай скорее !
— Ох, дитя мое, Пичай красивый !

Не укроешься нигде от смерти,

От погибели не спрячешь душу.

Что тебе любимый Шкай назначил,

Долю он определил какую,

То, Пичай, пускай с тобою будет.

Так, Пичай, погибни и исчезни !...
— Дай-ка я к сестре схожу любимой,

К старшей самой, дорогой и милой.

Ох, сестрица ты моя родная !

Ох ты, милая моя, послушай !

Душегубица за мною ходит,

Смерть косою острою пугает.

Ну-ка душу ей отдай скорее,

Попрощайся со своею жизнью !
— Ох, мой братец ! Ох ты, мой родимый !
Не укроешься нигде от смерти,
От погибели не спрячешь душу.
Что тебе любимый Шкай назначил,
Долю он определил какую,
То, Пичай, пускай с тобой и будет,
Так, Пичай, погибни и исчезни !..
— Дай-ка я схожу к отцу родному,

К батюшке родимому пойду я...

Ох, мой батюшка ! Ох, мой родимый ! Душегубица за мною ходит,

Разговаривает Смерть со мною.

Ну-ка ты отдай ей свою душу,

Попрощайся со своею жизнью !
— Ох, Пичай ! Ох, дитятко ! Сыночек !
Не укроешься нигде от смерти,

От погибели не спрячешь душу.

Что тебе любимый Шкай назначил,

Счастье он определил какое,

То, Пичай, пускай с тобою будет.
Возвратился он в амбар сосновый,

На пенёк еловый сел, печальный.
— Душегубица с косою острой,

Вот теперь возьми ты мою душу,

Вот теперь порежь ты моё горло.
Позади него сидит невеста,

Юная жена его, красотка.

Говорит она старухе-Смерти,

Душегубицу, рыдая, просит :
— Ой, не отнимай, Смерть, его душу !

Ой, не режь косою ему горло !

На его полях хлебам конца нет,

На его дворе коров без счета...

На, мою возьми себе ты душу,

На, моё порежь косою горло !...

Муженёк мой, маковый цветочек !

Муженёк мой, яблоньке подобный,

Я свой век из-за тебя закончу,

А твой век, закончив свой, продолжу !
Чир ! — в воротах двери здскрипели,

Каф ! — залаяла собака злая.

Вышла из амбара Смерть-старуха

И заковыляла прочь от парня.

Не взяла у мокшанина душу,

Не зарезала его косою.

На три лета молодца забыла,

Разрешила жить ещё три зимы.

За любовь оставила Смерть парня,

Чтобы у жены познал он сердце.

Как прошли короткие три лета,

Как три зимы быстро миновали,

Как три года мимо пролетели,

Снова душегубица явилась,

Начала опять ходить за парнем,

Стала наступать ему на пятки,

Жилы на ногах косою резать.
— Уж теперь возьму тебя я, парень !

Молодец, жить больше не оставлю !
— Ох, не отнимай, Смерть, мою душу !
Душегубица, не режь мне горло !

Дай мне вырастить детей-малюток,

А потом познать любовь сердец их.
На три лета молодца забыла,

Жить ещё три зимы разрешила.

Как три долгих года пролетели,

Снова душегубица явилась.

Начала опять ходить за парнем,

Стала наступать ему на пятки,

Жилы на ногах косою резать.
— Ох, не отнимай, Смерть, мою душу ! Душегубица, не режь мне горло !

Старости седой я не изведал,

Хлеба я сыновьего не кушал.
— Слишком сильно любишь жизнь ты,

Слишком много у тебя желаний !

Не хочу я больше за тобою

Приходить на землю с того света ! —

Крикнула Смерть молодому парню.

Подняла косу вверх недовольно

И пошла ходить другой дорогой.

Мордовский фольклор

На первую страницу