Error: Incorrect password!

Дом Витковского > Зубова Поляна (Республика Мордовия)

Республика Мордовия

 Историко-этнографический сайт

 

 

Дом и его хозяин

Дом Витковского (реконструкция)

На полпути из Ширингушей на Вышу затерялся в лесу маленький поселочек Удёв. Если не считать богатой природы, селение ничем не примечатель-но. Основано оно переселенцами из села Гоголев Бор (Удёво) в начале 1930-х годов. Названо по имени речки Удёв.

Впрочем, примечательно оно не только природой, но и — с точки зрения местной краеведческой ис-тории — тем, что здесь, в глухом месте, до 1994 года находился памятник архитектуры позднего классицизма — дом-усадьба лесничего Иосифа Николаевича Витковского, коллежского советни-ка, который жил в нём с семьёй (оставил лесничий  своё  жилище  в  1917  году,  бежав с одним чемода-

ном, по рассказам очевидцев, в Москву. Направлялся, видимо, в Польшу, на свою историческую родину. Однако на Казанском вокзале столицы скоропостижно скончался...). *

Неясно, как использовалось здание в период с 1917 до 1930-х годов. Свидетелей того периода не осталось.

Дом Витковского, построенный в 1887 году, специалисты считают единственным в этом роде во всей Мордовии. Местные жители называли его Красным домом, подчёркивая былую красоту, или Барским, по-мокшански Баяронь куд, отмечая принадлежность в бывшему хозяину. Условия жизни Вышинского лесниче-го можно считать отличными, ибо в целом домов для лесной стражи строилось недостаточно.

Усадьба еще долгое время после своего владельца служила людям. В 1940-60 годах нём находилась Удёвская начальная малокомплектная школа. Две комнатки на первом этаже занимали классы. Одна крохотная, тёмная, без окон — служила учительской для трёх учителей.

Через стену теснились квартиры рабочих. На втором этаже была контора лесничества. Был в доме и маленький магазин.

В конце 1990-х годов дом пошел на слом : его разобрали и увезли в Саратов.

 «Адрес-календарь и справочная книжка Тамбовской губернии» от 1913 года сообщает об И. Н. Витковском, что он был "заведующим и лесным ревизором в Вышинском лесничестве Спасского уезда Тамбовской губер-нии". Являлся также почетным мировым судьей. Согласно установленной Петром I «Табели о рангах», отно-сился к чиновнику 6-го класса, что соответствовало военному званию полковника. Проживал по адресу : ка-зенный дом в Вышинской лесной даче, в г. Спасске. Город Спасск назван в качестве административного центра уезда. Вполне возможно, что лесничий имел там собственное жилье. Дом в Удёве был служебным.

В архитектуре дома Витковского, построенного, несомненно, русскими и мордовскими мастерами, преобла-дает прибалтийский тип постройки с элементами русского, местного декора. Кто его строил — точно неиз-вестно, но так или иначе вкусы хозяина просматриваются. По преданию же, дом ставили плотники из села Старое Бадиково, что в десятке километров от Удёва.

В советкое время дом перестраивался и видоизменялся. Детали наличников, других украшений на фото начала века и того, что оставалось, совпадают. Ориентируясь на другие, подобные образцы архитектуры, можно пред-ставить, каким дом был в начальном виде.

Дом симметричный в плане. С правой стороны соседствовала такая же пристройка, какая сохранилась с левой. Возможно, она была отделена и пошла на другое строительство. В результате на её месте появилась поздняя, «курносая» — дощатая подсобка. Левая и правая части служили кухней, рюмочной, столовой, жильем для при-слуги. Из главного, центрального входа имелись внутренние проходы — вправо и влево. Правый за ненадоб-ностью закрыли, а левый сохранился. Не уцелело и парадное крыльцо. Оно могло иметь колоннаду с открытой верандой, украшенной балюстрадой, где барин и его домашние, гости пили чай.

На втором этаже помещались спальня (комната с одним окном) и кабинет Витковского (комната с двумя окна-ми). Здесь он работал и принимал именитых гостей (но не посетителей). Помещение напротив — гостиная. Для детей в 1940-60-х годах здесь устраивались новогодние утренники с ёлкой. Первый этаж в центре был во владении домашних людей лесного ревизора.

В последние годы на втором этаже три окна располагались не симметрично. Вероятно, вносились изменения в первоначальный облик здания. Перед центральным входом мог быть сад. Последнее подтвердают старожилы поселка. Кроме него, была посажена дубовая аллея. На фотографиях того времени просматриваются расту-щие рядом со стенами елочки и лиственные деревья. На их месте позже была посажена сирень.

Задняя часть площади перед «лесным дворцом» была занята надворными постройками : конюшнями, ледни-ками — погребами для дичи, рыбы, грибов, ягод и многого другого. Все это доставляли сюда лесники. С пра-вой стороны до последнего времени стояла конюшня. Её по старой привычке называли каретником. Здесь хранились выездные сани и кареты. Трудно сказать, чем был крыт дом. Вначале, скорее всего, тесом. Затем — жестью. Отопление во все времена было печное. Топили дровами.

В конце XVIII–начале XIX столетий в русском зодчестве строительство домов велось с обязательной ориен-тацией на фасадное решение. Существовали специально изданные альбомы архитектурных проектов, прила-гавшиеся к «Своду законов Российской империи». В 1851 году издается "Атлас фасадов домов" уже по кре-стьянскому образцу, рекомендующий украшать дома пропильной резьбой. Позднее, в 1858 году, вышел другой Указ, отменяющий обязательное применение «нормальных» апробированных образцов-фасадов. С этого вре-мени разрешалось строить дома по индивидуальному проекту.

Удёвская постройка содержала в себе обязательные элементы, но в то же время определенную вольность, разрешенную последними указами. Все зависело от желания хозяев-заказчиков и мастеров. Именно таким был дом Витковского.

Чаще ставились двухэтажные деревянные дома. Вход сделан с главного фасада. Декор становится разнооб-разнее : ампирные формы сменяются мотивами, взятыми из русского народного творчества. Бревна окантован-ные, так как углы срублены «в лапу». В среде плотников такой прием рубки считается самым сложным из всех существующих. Первый прием — простая, второй — в охряп, третий — в крюк, и наконец — в лапу.

Для своих ста с лишним лет сруб сохранился очень хорошо. Если бы за ним был надлежащий уход, он смог бы простоять, наверное, ещё столько же... Пазы проконопачены паклей. Стены внутри оштукатурены известкой на драночной основе. Самыми слабыми оказались потолки и полы. Из-за этого дом пришлось покинуть. В нежи-лом виде он простоял ещё более десятка лет.

Дом Витковского как памятник архитектуры, связанный с историей лесного хозяйства, можно было бы в своё время, когда он стал ветшать, отремонтировать. Тем более, что республика бедна такого рода музеями под открытым небом. Но местные лесничество и лесхоз решили сделать как легче : построили рядом с домом без-ликую избу для конторы и вместе с потерей «Барского дома» пропал колорит селения. Оно стало стандартным, каких тысячи по стране...

Дома нет... Но не забыли лесничего Витковского местные жители. О нём ходит в народе много устных рас-сказов, добрых и с юмором. Значит, хорошим был человеком, раз его до сих пор вспоминают.

Поведаем об этих воспоминаниях о лесничем из Польши и посетителям нашего сайта, может быть, прочитают их и его потомки ...

Удёвские старики, помнившие жизнь до 1917 года, частенько с кряхтеньем говаривали : "А вот при Витков-ском было так, было эдак..." Каждый раз они подчеркивали, что в те времена в лесу был порядок. Умели беречь лесные богатства. На любую мелочь, лыко, мох надо было выписать билет и заплатить : "А коль купил добро, уж не выкинешь его за порог, пока не используешь всё, без остатка в дело пустишь..."

Сказывают, пришел к Витковскому один мужичок наниматься лесником. Маленький, хилый... Поглядел на него начальник (он сразу определял, кому куда), по всему видать — не справится со службой. Ему гренадеров подавай, лес богатырей уважает. А уж коли росточком не вышел, так хоть чтоб в кости был крепок, широк в плечах. Мало ли что в глухомани случится ? Всяк может обидеть. Строгий-то он строгий был, но и совестли-вый. Как отказать человеку ? Видно, его нужда из деревни погнала... Проявил жалость. Мол, поработай пока рабочим-сезонником, погоди малость, один тут скоро состарится, тогда и заступишь сторожем вместо него.

Трудно сказать, где легенда, а где быль в баснях о барине.  Ехал однажды их благородие по делам в село Ки-риллово (там одно время находилось управление лесничеством). Хозяйство у него, нечего сказать, образцово содержалось. Машин тогда не было, лесные стежки-дорожки некому ломать. Все они ровные, чистые, с песоч-ком. И упаси Бог, ежели тарантас лесничего подскочит на сосновой шишке или сучок какой в спицы колеса встрянет. Накажет лесного сторожа, на чьем обходе это случилось. Дескать, следить надо. Даже мосты на речках подметались, чтоб не гнили и дольше служили !

Понеслась летом тройка (зимой ездили «цугом» — потому что дорога узкая — чтобы дуга коренной лошади не касалась ветвей). Просеки лесные чистились — просматривались на целую версту. Кто встретится на пути — в сторону ! Почтительно пропускали.

На том месте, где сейчас Марляйский кордон, жил полесовщик, родом, говорят, из села Булдыгина. Хитрю-щий, как и все булдыгинцы. Доезжает лесничий до означенной сторожки. А охранник еще к тому же лентяй из лентяев. С печи не слезал. Но, помня строгость старшого, ложился туда в лаптях... Услыхав подъезжающего Витковского, быстро спрыгнул и опустил ноги в лохань с водой. Выскочил проворно навстречу и бодро доло-жил : «Ваше благородие, во вверенном мне обходе никаких происшествиев не случилось ! Все тихо... Я только что из лесу, видите, ходил по росной траве, весь мокрый...» Редко давал себя обмануть опытный лесничий, но на этот раз его провели.

Впрочем, он даже в серьёзном деле любил шутку. Приехал раз крестьянин из Старого Бадикова за дровами. Огромный мордвин. Надо сказать, что и Витковский не был обижен ростом и силенкой. Под два метра рос-том, в пять пудов весом. Лесничий не преминул пошутить, пообещав выписать самые лучшие березовые дро-ва, ежели он поборется с ним. Условие такое : если крестьянин положит его на лопатки — топлива не полу-чит... Испугался мужик, думал-думал, но делать нечего — согласился. Снял шубняк, поплевал на мозолистые ладони, ухватил барина, раззадорился да и забыл в пылу борьбы про уговор : шибанул лесничего на землю — помял ему бока ! Поохал, покряхтел хозяин, а все же не обиделся. Нарушив соглашение, разрешил рубить де-ревья.

По материалам В. Колмыкова
Рисунок В. Колмыкова


* В царской России, во всяком случае, в Тамбовской и Пензенской губерниях, было много лесных чиновников из поляков. В Польше, в городе Лодзь, находилась Высшая лесотехническая школа. Выпускники этого учебного заведения работали не только в Польше, но и в других губерниях Российской империи, в которую входило и царство Польское.

В «Адресе-календаре Пензенской губернии за 1895 год» немало польских имен и фамилий. В Наровчатском уезде был лесничим титулярный советник Владислав Иосифович Каткаровский, в Саранском — коллежский регистратор Иосиф Сильвестрович Скнарский, в Инсарском работали коллежский секретарь Юлий Викентьевич Мастельский, надворный советник Пальчинский ...

На первую страницу

На страницу Дома Зубовой Поляны


Error: Incorrect password!