Участие мордвы во взятии Казани > Зубова Поляна (Республика Мордовия)


Республика Мордовия

 Историко-этнографический сайт

 

О районе
Администрация
Депутаты района
Деловая жизнь
Культура и образование
Здравоохранение
Общественные организации
Отдых и туризм

Новости

Мокшень

English

Français

 

 

Древне-
мордовcкая
легенда
о сотворении
мира

Прапредки
мордовcкого
народа

I-IV века :
появление
древнемордовских
племён

Мордовия
в IV-IX веках :
времена Тюшти

Мордовия
в XI-XII веках :
лавирование между
войной и миром

Мордовия
в XII-XIII веках :
инязор Пургас воюет
за Нижний Новгород

и сопротивляется
монголам

Мордовия
в XI
I-XIII веках :
инязор Пуреш воюет

с русскими и половцами
и покоряется монголам

Мордовия
в XI
V векe :
инязор Алабуга
воюет с Русью

Мордовия
в XI
V-XVI веках :
вхождение в состав
России

Мордовия
в XVI веке :
мордва участвует
в завоевании

Казанского
ханства

Мордовия
в
XVII веке :
князь Баюш
громит степняков

Мордовия
в XVII веке :
мордовские воины
помогают Минину и
Пожарскому

Мордовия
в XVI-XVII веках :
пограничная служба мордвы в "диком поле"

Крещение
мордвы

Краткая
история
зубовополянской
земли

 

МОРДОВИЯ В XIV-XVI ВЕКАХ : УЧАСТИЕ
МОРДОВСКИХ  ВОЙСК  ВО  ВЗЯТИИ  КАЗАНИ

Русская  армия    опора царской власти
Рисунок из голландского
 географического атласа 1643 г.

Грозен был воин-царь, наш батюшка
Первый царь Иван Васильевич,
Сквозь дремучий лес с войском-силою
Он прошел землю Мордовскую,
Себе царство взял Казанское,
Мимоходом Астраханское...
                           Из русской былины

Казанское ханство было основа-но внуком знаменитого татарского хана Тохтамыша Улу Мухамме-дом. После междуусобиц в столи-це орды Сарае, он некоторое вре-мя был ханом в Крыму, а потом, решив отторгнуть  от орды  бывшее

Булгарское царство, с отрядом в 3000 воинов пришёл в Среднее Поволжье. К этому времени бывшая столица Булгарского царства Биляр лежала в  развали-нах, но понемногу развивался основанный в 1401 году (или 1402) город Казань, поэтому в 1436 году Улу Мухаммед убил правившего там хана Газы и сделал Казань столицей нового ханства.

Утвердившись в Среднем Поволжье, Улу Мухаммед решил восстановить гос-подство над Русью и заставить платить дань ему, а не Сарайским ханам. В 1439 году он занял Нижний Новгород и дошёл до Москвы, которую ему взять не уда-лось. На обратном пути сжёг Коломну.

В 1444-45 годах он вторично и ещё более успешно воевал с русскими : взял Ниж-ний Новгород, а 7 июля 1445 года около Суздаля разбил войско русских и взял в плен самого великого князя Василия. В плену в ходе переговоров князь обязался выплатить за себя большой выкуп "сколько может", в русские города при-были казанские сборщики налогов, с некоторых городов было назначено татарам "кормление" (позже за этот договор великий князь поплатился был низложен и ослеплён возмущёнными подданными : "зачем привёл татар на Русскую зем-лю и города с волостями отдал им в кормление ?")

Одним из условий договора была организация в Мещере удельного татарского княжества первая попытка казанских ханов вступить в непосредственное уп-равление на русской земле (это княжество лишь позже попало в зависимость от московских князей). В подвластных городах татары стали устраиваться основа-тельно : строить мечети, жить по своим обычаям.

Так, рядом с только что начавшим освобождаться от золотоордынской зависи-мости крепнущим русским государством скончавшийся Улу Мухаммед оставил своим наследникам новое сильное мусульманское государство, которое призна-ли крымские ханы и Турция и с которым более, чем с Крымским было вынуж-дено считаться русское государство.

Р. Загидуллин "Казань в начале XVI века", 2000 г.

Во многом благодаря дани из России, Ка-зань начала быстро раз- виваться и стала цент-ром международной торговли на Волге. Сю-да стали переезжать пе-реселенцы со всех зо-лотордынских окраин. Летописец отмечал, что "нача изнемогати время то ... Великая Орда Золотая, усиля-ти и укреплятися вместо Золоты Орды Казань новая орда".

Соседство двух феодальных государств с разным укладом жизни, с разной иде-ологией (религией) не могло не привести к столкновениям. Первоначально ни у того, ни у другого не было намерений завоевать территорию соседа прави-тельства обоих государств были вполне довольны поступавшей в их казну дани с территории сопредельного государства, но с течением времени ситуация меня-лась. Всего за 115-летнюю историю существования Казанского ханства между ним и Москвою было 13 военных конфликтов. В 6 случаях инициатива исходи-ла от казанцев (1439, 1445, 1505, 1521, 1523, 1526 гг.), в 7 случаях со стороны русских (1467, 1478, 1487, 1530, 1545, 1549, 1550 гг.). Казанцы (именно так, а не именем "татары" назывались они в то время русскими, т.к. русские знали, что ос-новную часть населения составляли бывшие булгары и другие народы  Средне-волжья) в своих набегах-войнах не только грабили население русских годов и деревень, но и уводили в полон пленников. Это особенно угнетающе действова-ло на русское общество, хорошо знавшее о судьбе пленников по предшествующе-му опыту жизни под игом Золотой Орды. О количестве же пленников даёт пре-дставление статистика освобождённых хотя бы в ходе последней войны : 17 ав-густа 1551 г. только в один день было освобождено 2 700 человек, а всего в этот раз судя по хлебным спискам в Свияжске было освобождено 60 000 не-вольников, которые оттуда "все по своим местам, кому куда ближе, туды пош-ли" вверх по Волге, в Нижний, в Галич, в Муром, Вятку ... (и это далеко не полное их число, так как несмотря на главные требования со стороны русских при перемирии "...полон ... весь освободить, казанцом всех отпустить, а в нево-ле не держати", казанцы-рабовладельцы скрывали своих рабов : "куют и по ямам полон хоронят.")

Свою лепту во взаимную ненависть и вражду внёс также и психологический на-строй средневекового человека с его религиозной нетерпимостью : на одной сто-роне ненавидели "поганых", на другой отвечали той же монетой "неверным".

Казанские воины.
Персидская миниатюра XVI в.

Татары, как воины — и казанские, и крымские, и другие — были очень силь-ным противником для русского войска. Вот какими их описывает французский наёмник Жак Маржерет, служивший в Московии уже после взятия Казани, в самом начале XVII века (1600-1610 гг.) : "... татарин — враг столь подвижный и проворный, что, зная это, с двадцатью или тридцатью тысячами всадников от-влечет армию, отправив в то же время некоторое число по другой дороге опус-тошать страну, что они проделают с такой скоростью, что удар будет нане-сен прежде, чем русская армия получит предупреждение. Они не обременяют се-бя иной добычей, кроме пленников, у них нет никакой поклажи, хотя у каждого из них есть одна или две переменные лоша-ди, которые так хорошо выучены, что не доставляют им никаких затруднений, а они  столь  проворны, что на рыси могут

спрыгнуть с лошади и вскочить на другую. Из оружия у них только лук, стрелы и сабля; они стреляют гораздо быстрее и вернее на скаку, чем иначе. Провизия, которую они берут с собой — немного сушеного на солнце мяса, очень мелко на-резанного; кроме того, они привязывают к арчаку седла длинную веревку. В ко-нечном итоге сотня их всегда обратит в бегство двести русских, если только это не будут лучшие воины. Русская пехота, или аркебузиры, находясь на берегу реки или в лесу, заставят их убежать со всех ног, хотя в действительности их легче напугать, чем нанести какой-либо вред. Если случится, что отряд в пят-надцать или двадцать тысяч всадников начнет их преследовать, то на рас-стоянии пушечного выстрела не окажется их вместе и трех-четырех тысяч, а остальные будут походить скорее на привидения на ослах, чем на людей на ло-шадях. Таким образом татары уходят, никогда не неся больших потерь, если только, поджидая их возвращение, не перекроют проход через какой-нибудь лес или реку. Но это случается нечасто." 

Постоянные набеги со стороны казанцев настолько наэлектризовали русское об-щественное мнение, находившееся под впечатлением освобождения от многове-кового золотоордынского ига, что исподволь оно "созрело" до убеждения, что "ка-занскую проблему" можно решить только ликвидацией ханства. Причём, перво-начально его подчинение Москве планировалось постепенным военным давле-нием и сопутствующими переговорами, и только стечение обстоятельств приве-ло к разрушительной и кровавой бойне ...

В ночь с 3 на 4 декабря 1533 года скончался великий князь всея Руси Василий III Иванович. И, как часто бывало в истории средневековья, смерть правителя пов-лекла за собой весьма неустойчивое положение в государстве. Семибоярщина, регенство Елены Глинской, малолетство Ивана IV. Борьба внутри феодального класса за власть и привилегии привела к ослаблению границ. Позже Иван Гроз-ный напишет : «От Крыма и от Казани до полуземли пусто бяше». В этих усло-виях мордовский народ чаще всего был на стороне Москвы. В 1535 году в сос-таве русских войск, ходивших в Литву, упомянута мордва : «...Тоя же зимы князь великий Иван Васильевич посла своих воевод, с Москвы князя Михаила Кислицу, а из Новгорода князя Бориса Горбатого и Михаила Воронцова, а изо Пскова князя Михаила Кубенского да Дмитрия Воронцова, с новгородскою силою и псковскою, и иных воевод много, и царя татарского с татары со многими, а иные что на лыжах ходят, да и мордвичи с Рязанские земли, и вся земля Мос-ковская государева область ходиша в землю Литовскую, за Двину и за Березу реку, и плениша землю Литовскую...»

Середина 30-х годов XVI столетия — чрезвычайно сложное положение на гра-нице Московского государства и Казанского ханства. В 1535 году в Казани сел крымский «царевич» Сафа-Гирей. В декабре правительство малолетнего Ивана IV снарядило рать, однако поход был сорван действиями татар. Москов-ские воеводы подошли к Суре, Сафа-Гирей, не вступая в бой, обошёл их полки и пошел на Нижний Новгород. Московские воеводы отвели рати в район Ме-щеры, что позволило казанцам, «придя безвестно на нижегородские места, ночью на сонных людей, декабря в 24 день» повоевать и прочь уйти. От дерзкого набега Сафа-Гирея пострадал не столько Нижний Новгород, сколько окрестные мордовские земли. Летописец сообщает об этом вполне определенно : «Воевали казанские татары около Нижнего Новгорода».

Московское государство пытается обезопасить свои границы. На мордовской зем-ле начинается строительство городов-крепостей. Среди них загадочный, не об-наруженный до настоящего времени «град деревянный на реке на Мокше, на месте, называемом Рунза». Гораздо больше известно о строительстве другого го-рода-крепости — Темникова. В 1536 году «преставлен город Темников на иное место, на реке на Мокше же, того ради, что был старый город мал и некрепок, и великая княгиня велела его прибавить и срубить новый, а доделан был тем же летом, августа во 2 день». Российский историк начала XIX века Н. М. Карам-зин, указывая на перенос Темникова в более удобное место, считает, что он был укреплен городками восточнее крепости на месте сел Итяково и Кондровка. По всей видимости, эти городки служили сигнальными заставами. Темниковская крепость была расположена в некотором отдалении от Мокши, с востока она была окружена лесом, а с юга укреплена засекой — поваленными в разные сто-роны деревьями, которые были практически непроходимы для конницы. Кстати говоря, все это позволило впоследствии Темникову стать одной из опорных баз знаменитых казанских походов Ивана IV Грозного.

И все же оборонительные мероприятия оказались малоэффективными. И это в первую очередь ощутило на себе население мордовских земель. В 1537 году Са-фа-Гирей совершил большой поход под Муром и Нижний Новгород, по пути «повоевав и полону поймав бесчисленно». В 1540 году — новый набег. Правда, «царь Шигалей со своими татарами» из Касимова изрядно потрепал загонщи-ков казанского хана, однако разорение было всё же большим. Зимой 15441545 годов Сафа-Гирей организовал еще один крупный поход на окраинные русские земли.

К середине 40-х годов XVI столетия стало ясно, что разрубить «казанский узел» можно лишь одним путем — подчинив Казанское ханство, превратив его из «улуса» Гиреева в одну из областей Русского государства.

В 1545 году началась так называемая «казанская война», вобравшая в себя регу-лярные походы русских полков на Казань и переговоры московского прави-тельства с «русской партией» казанских феодалов. Была она длительной и тяжё-лой, в ходе её Иван IV принял единственно правильное решение, во многом обеспечившее победу — в борьбе с татарами опереться на народы Среднего Поволжья, в том числе мордву, которые страдали от набегов казанских феода-лов. Может быть, он последовал мудрому совету своего союзника, ногайского князя Юсуфа, который писал Ивану IV в 1549 году: «Да сколько ни будет чюва-ши, и черемиси, и эрзян, и мордвы, всех еси с Шигалеем царем к Казани послал».

Г. Угрюмов "Взятие Казани войсками Ивана Грозного в 1552 году". Начало 1800-х гг.

Летом 1551 года народы правобережья Волги прине-сли присягу на верность ру-сскому царю. «Царственная книга» указывает : «Чювашу и Черемису и Мордву и  Мо-жаров и Тарханов привели к правде на том, что им госу-дарю царю и великому князю служили и хотети во всем добра и от города от Сви-ажьского неотступным бы- ти ...»

Походом, решившим судьбу Казанского ханства, был поход 1552 года. Огромное русское войско двигалось к Казани несколькими колон-нами. Местом сбора главных сил пешеконной рати был Муром. С ними отправился   в поход и сам Иван Грозный

Особые полки, во главе которых был поставлен князь Андрей Курбский, дви-гались южнее главных сил, через мещерские и мордовские земли. Их главной задачей было предотвращение возможного удара с юга по главным силам во вре-мя их движения на марше. Поход от Мурома до Свияжска — впервые пехота шла напрямик, "полем", а не была отправлена по воде — продолжался 24 дня. Трудную задачу составляло снабжение армии продовольствием.

Позже Курбский писал : "Аки бы по пяти неделях со гладом и с нуждою многою дойдохом Суры реки великия" — там соединились все части армии, "и того дни хлеба сухого наядахомся со многою сладостию и благодарением, ово зело доро-гаго купующе, ово позычающе (заимствующе) от сродных и приятель и другов: бо нам бы его не стало аки бы на 9 дней, и господь бог препитал нас и войско, ово рыбами, ово иными зверьми: бо в пустых тех полях зело много в реках рыб".

От Суры "шли есмя с войском 8 дней полями дикими и дубровами, негде же и лесами, а сел со живущими зело мало: понеже у них села при великих крепостях (укрытых в чащах укреплениях) ставлены и незримы, аще и по близку ходящим; и ту уже нам привожено и, по странам ездя, добывано купяти хлеба и скотов; аще и зело дорого плачено, но нам было, яко изнемоглым от гладу, благодарно; а мальвазии (вина) и любимых трунков (напитков) с марцыпаны (конфетами) та-мо не вспоминай ! Черемисский же хлеб сладостнейший, паче драгоценных кала-чей, обретеся".

Составитель "Казанского Летописца" также отмечает тягость похода : "Тяжек явися ему (Ивану IV) путь той и всему воинству его : от конских бо ног взимае-му на высоту песку и не бе видети солнца и небеси и всего воинства идущаго, и тоска велика все воинстве обдержаше ; мнози же человецы изомроша от сол-нечного жара и от жажды водныя, иссохша бо вся дебри и блата, и малые реки польские не тецаху путем своим, но развие мало воды в великих реках обрета-шеся, во глубоких смутех, но и то сосудами, корцы, и котлы, и пригорщами в час един до суха исчерпаху, друг друга бьюще и угнетающе и задавляюща ; ини же росу лизаху, и тако жажду свою с нужею утоляху."

О движении полков князя А. М. Курбского через мордовские леса говорит ста-рое мордовское предание. На берегу речки Сюва кудо (дословно: сюва — мяки-на, кудо — дом) в лесу жило пять братьев со своими семьями. Однажды услыша-ли они шум и увидели, что идет целое войско. Пришедшие поведали, что идут к Волге, брать Казань. Их предводитель по имени Курбай сказал, что сам Иван Грозный пошел другой дорогой, а они пошли через эти места и сбились с пути. Курбай просил помочь, и братья согласились. Послали Кизая, повел он русское войско через лес, речки, болота. Через десять дней вывел он воинов на высокий берег Волги, откуда Казань видна как на ладони. Курбай поблагодарил провод-ника и обо всем доложил Ивану Грозному. Когда царь услышал, что добрались полки благополучно и что им очень помог эрзянский парень, Грозный приказал отблагодарить Кизая. (Предания о том, как мордва помогала Ивану Грозному Казань брать).

Таково предание, а вот строчки летописи : «Живущие же в тамошних странах Черемиса и Мордва... вся потребная приношаху хлеб и мед и говяды, ова даро-ванием, иная продаваху и мосты на реках делаху...»

Помимо предоставления продовольствия, наведения мостов и гатей, мордва да-ла Ивану Грозному надежных проводников. По преданию, во время похода мор-двин Чукляев показывал русской рати дорогу от деревни Лесной Муромского уезда до села Кужендеева Арзамасского уезда, а мордвин Кельдяев вел от Ку-жендеева до Свияжска. Причем оказалось, что предание донесло до нас под-линные имена. Сохранилась жалованная грамота Ивана IV Грозного от 8 марта 1564 года на имя мордвина Ивана Кельдяева. Вот ее текст: «...государь, царь и великий князь Иван Васильевич, Арзамасского уезду села Кужендей служивого своего мордвина Ивашку Кельдяева, он же по ево, цареву, слову наречен Дру-жина, и ево, Ивашку, пожаловал вотчинами, лесами с бортными угодьями, и со звериною ловлею, и со бобровыми станами, и со водяными угодьями, и с рыбною ловлею, которые во его дачах имеются воды от Протомоища вверх по Оке реке до устья речки Железницы... за ево, Ивашкину, службу, что бы он с ним... на службе славной баталии под городом Казанью, царством Казанским... и тогда от него... под тем Казанским царством оказалась немалая храбрость...»

Герой казанского похода — мордвин Иван Кельдяев. Что известно нам о нем ? Очень мало. Был проводником войска Ивана Грозного, полюбился царю за слу-жбу и храбрость. Да так, что тот самолично дал ему почетное прозвище — Дру-жина. Иван Кельдяев и собранный им отряд отличился при штурме Казани, и за ту храбрость царь пожаловал ему землю, лес и водные угодья. Царь повелел владеть этими «дачами», как тогда называли пожалования, вечно «и детям его, и внучатам». И грамота жалованная была торжественно вручена Ивану Кель-дяеву  в Москве.

По данным летописей, в походе 1552 года участвовало 10 000 мордовских рат-ников. Одним из наиболее крупных был отряд, приведённый из Темникова кня-зем Еникеем Тенишевым : «...И тут пришел к государю Еникей князь Темни-ковский со всеми Темниковскыми Татары и Мордвою...» Впоследствии за вер-ную службу Иван Грозный жаловал Тенишева первым воеводой в Темникове (мордовские легенды и предания о взятии Казани).

2 октября 1552 года Казань пала. Начался новый этап в истории Российского государства. Начался новый этап в истории народов Среднего Поволжья и мордовского народа. Далее ...

По материалам В. Абрамова, В. Юрченкова,
М. Худякова, Ж. Маржерета

 

На первую страницу

История этнонима "мордва"   Религиозные представления древней мордвы   Мифология мордвы   Традиционные обряды   Праздники-моляны   Община   Мордовская семья   Матримониальные обычаи мордвы   Мордовские языки   Мордовские имена   Мордовские названия населённых пунктов   Мордовский национальный костюм   Танцевальная культура мордвы   Мордовская кухня   Мордовская народная медицина   Мордва глазами иностранцев в VI-XVIII веках   Российские этнографы о мордве в XVIII-XIX веках   Были о мокшанских богатырях   Мордовский фольклор