История мордвы : инязор Пуреш > Зубова Поляна (Республика Мордовия)


Республика Мордовия

 Историко-этнографический сайт

 

О районе
Администрация
Депутаты района
Деловая жизнь
Культура и образование
Здравоохранение
Общественные организации
Отдых и туризм

Новости

Мокшень

English

Français

 

 

Древне-
мордовcкая
легенда
о сотворении
мира

Прапредки
мордовcкого
народа

I-IV века :
появление
древнемордовских
племён

Мордовия
в IV-IX веках :
времена Тюшти

Мордовия
в XI-XII веках :
лавирование между
войной и миром

Мордовия
в XII-XIII веках :
инязор Пургас воюет
за Нижний Новгород и
сопротивляется

монголам

Мордовия
в XI
I-XIII веках :
инязор Пуреш воюет

с русскими и половцами
и покоряется монголам

Мордовия
в XI
V векe :
инязор Алабуга
воюет с Русью

Мордовия
в XI
V-XVI веках :
вхождение в состав
России

Мордовия
в XVI веке :
мордва участвует
в завоевании

Казанского
ханства

Мордовия
в
XVII веке :
князь Баюш
громит степняков

Мордовия
в XVII веке :
мордовские воины
помогают Минину и
Пожарскому

Мордовия
в XVI-XVII веках :
пограничная служба мордвы в "диком поле"

Крещение
мордвы

Краткая
история
зубовополянской
земли

 

 

МОРДОВИЯ В XII-XIII ВЕКАХ : ИНЯЗОР  ПУРЕШ ВОЮЕТ
С РУССКИМИ И ПОЛОВЦАМИ И ПОКОРЯЕТСЯ МОНГОЛАМ

Инязор

Пуреш является вторым из мордовских иня-зоров конца XII — начала XIII века, чья исто-рическая деятельность отражена в докумен-тальных источниках. Он был современником Пургаса и его основным соперником в борь-бе за верховную власть над всей мордвой. К такому выводу после анализа имеющихся дан-ных приходит большинство историков, зани-мавшихся этим вопросом. Все же необходи-мо заметить, что некоторые исследователи счита-ют Пуреша одним из удельных русских князей (по их мнению, «Пуреш или Пурекош» было его прозвищем) или даже половецким ханом. Думается всё же, что первая точка зрения бо-лее обоснована, и Пуреш был мордовским князем. В этом случае территория, считавшая-ся «Пурешевой волостью» приблизительно охватывала бассейн Цны, Вада, доходила на севере до среднего течения Мокши и Суры, а на юге спускалась  ниже  современного города  Пензы (кстати,  по-мордовски Пенза — конец

пути; буквально — место конца). Столицей княжества, по всей видимости, в это время был город Мокша, построенный не без участия булгарских мастеров.

Край изобиловал черноземными полями, способствовавшими развитию земле-делия. Кроме того, его географическое положение предоставляло широкие воз-можности для культурных контактов и торговли традиционными мордовскими товарами : хлебом, медом, воском, весьма ценимой степняками лесной пушни-ной, а также изделиями ремесленников, как со степью, так и с Причерноморьем и Кавказом. Поэтому южно-мордовские земли долгое время отличались более высоким уровнем развития, чем лесные северные. Их территория и население превосходили северные районы. В XI веке мордовские селища начинались у сов-ременного города Саратова.

С падением Хазарского каганата и вторжением в причерноморские степи половцев преимущества такого положения превратились в недостатки. Постоян-ные набеги кочевников разоряли край, подрывали его производительные силы. Начался отток населения на север и северо-запад — в бассейн Мокши под защиту лесов. К XII веку южно-мордовские земли в основном представляли со-бой сравнительно узкую полосу лесостепи, а местами даже степи, например в долине реки Инсары. Вся эта территория была беззащитна перед внезапными набегами с юга даже в летнее время и только на северо-западе в бассейне Мок-ши можно было организовать систему крепостей, подобную той, которой Пургас позднее прикрыл всю территорию своего княжества. Однако уже с конца XI века и на северо-западные районы мокшанского края обрушились походы муромско-рязанских князей. Пока мордовские земли выступали заодно, а это, видимо, име-ло место до начала XIII века, подобные походы успешно отбивались. Отдельные же набеги вызывали ответные удары мордовских князей, весьма чувствительные как для рязанцев, так и муромцев. В один из таких походов в 1088 году был взят и сожжен город Муром. Неоднократно разрушался Кадом, построенный рязан-цами на мордовской земле. Наконец, согласно предания, восточнее Кадома бы-ла установлена твердая граница, и рязанские князья обещали не нарушать ее.

Распад мордовской территории на два основных княжества (документы упоми-нают наряду с волостями Пургаса и Пуреша ещё «Теньгушеву волость») вверг южные земли в очень сложную ситуацию. Княжество Пуреша со всех сторон было окружено более сильными противниками и самостоятельно сохранить не-зависимость не могло.

Именно этим можно объяснить политическое лавирование Пуреша : заключение им союзов то с русскими, то с половцами, то с монголами. Кстати, такая же по-литика позднее была характерна и для рязанских князей, находившихся в схожих условиях. В 20-х годах XIII века Пуреш становится «ротником» (союзник, вассал) великого князя владимирского Юрия, наиболее сильного государя в поволжском регионе, земли которого тем не менее не граничили с землями Пуреша. Этот союз чуть было не увенчался принятием мокшанами христианской веры, о чем якобы просило владимирского князя специальное мордовское посольство. Объ-единения под знаменем единой религии тогда почему-то не произошло, тем не менее союз был настолько тесным, что Пуреш, повинуясь Юрию, выступил про-тив своих соплеменников.

Возникает вопрос, почему же Пуреш не пошел на союз с Пургасом ? Возможно, существовали какие-то личные мотивы, но не только они. Вот так объясняет этот факт один из историков : «Южное положение мокшанской области ставило ее в крайне тяжелые условия вследствие беспрерывных кочевых набегов, целым по-током идущих из Нижнего Поволжья. По мокшанской области все время прогу-ливались кочевые тюркские княжества, отбирая у населения все, что попадало под руку...

В совершенно иных условиях находилась эрзянская область, вероятной террито-рией которой являлась Нижегородская губерния и западная часть Симбирской губернии. От южных кочевников она была заслонена мокшанской областью. Эр-зя почти не испытывала на себе кочевого грабежа. Зато опустошительные набеги русских князей были бедствием эрзянского населения.

Приведенные обстоятельства приводили двух мордовских родоправителей-иня-зоров к противоречивым взглядам. В то время, как Пуреш исходил из мысли «хоть к черту на рога, только от татар (здесь имеются в виду тюрки вообще) по-дальше», Пургас имел в перспективе нечто обратное. Пуреш шел на сближение с русскими, а Пургас, ведя ожесточенную борьбу с русскими, стремился сблизить-ся с татарами (в данном случае с волжскими болгарами), привлекая нередко их в свою армию. Случилось так, что Пуреш перешел на сторону русских, заключив союз с князем Юрием, против Пургаса. Пуреш сослужил большую службу рус-ским князьям, ведя наступления против армии Пургаса. В лице Пуреша, знако-мого с условиями ведения лесной войны, русские князья приобрели огромную силу, способную наносить сокрушительные удары армии Пургаса

Союз Пуреша с владимирским князем значительно ослабил Пургаса и весь мор-довский край в целом, однако не защитил южные земли от половецких набегов. Наоборот, с юго-востока к ним добавились набеги болгар, сторонников Пургаса. После поражения союзного русско-мордовского войска зимой 1228 года Пуреш был вынужден защищаться также от нападения с севера. Тогда он заключил но-вый союз с половецкими ханами, который оказался удачнее. Летом 1229 года мордовско-половецкое войско, возглавляемое сыном Пуреша, наголову разбило армию Пургаса. Однако длительные союзнические отношения с половцами, не-посредственными соседями Пуреша, разобщенными на постоянно враждовав-шие между собой племена, для которых грабеж оседлых народов являлся состав-ной частью образа жизни, были невозможны. Не осталось никаких документаль-ных свидетельств о последствиях поистине страшных половецких набегов на территорию древней Мордовии, однако, их можно представить по русским ле-тописям, так как Южная Русь тоже соседствовала с кочевниками. Вот что пишет об этом знаменитый историк В. О. Ключевский : «Половецкие нападения ос-тавляли по себе страшные следы на Руси... Нивы забрасывались, зарастали травою и лесом; где паслись стада, там воцарялись звери... Русь истощалась в средствах борьбы с варварами. Никакими мирами и договорами нельзя было сдержать их хищничества, бывшего их привычным промыслом. Мономах за-ключил с ними 19 миров, передавал им множество платья и скота, — и все напрасно. С той же целью князья женились на ханских дочерях; но тесть по-прежнему грабил область своего русского зятя без всякого внимания к свой-ству... От этих нападений, разумеется, всего более страдало сельское погра-ничное население, неприкрытое от врагов городскими стенами».

Единственной гарантией более или менее успешной борьбы с набегами южных кочевников являлись мирные отношения и с русскими княжествами, и с булгарс-ким царством и, в первую очередь, с Пургасом. Что касается волжских булгар, то с осени 1229 года они всецело были заняты монгольской опасностью. Существо-ванию Булгарского царства на Волге история оставляла лишь считанные годы. Оставались Пургас и владимирский князь Юрий.

Мирные отношения с одним альтернативно означали войну с другим. По выше изложенным причинам Юрий был для Пуреша предпочтительнее, однако, в по-ходе объединенных сил владимиро-суздальских, рязанских и муромских князей в 1232 году последний не участвовал. И объектом нападения летопись назвала не «Пургасову волость», а всю мордву. Видимо, в конце концов Пуреш все же вы-брал Пургаса.

Батыево нашествие стало катастрофой для всех воюющих сторон. Первым бы-ло уничтожено государство волжско-камских булгар. Затем пришел черед морд-вы и половцев.

Одни половецкие племена признали зависимость от монголов, другие вступили с ними в неравную борьбу, третьи, во главе с ханом Котяном, бежали в Венг-рию, а затем Болгарию на Балканах. Все они перестали существовать как осо-бый народ : либо подверглись быстрому и безжалостному уничтожению, либо, и таких было большинство, просто утратили национальное самосознание, сменили имя, и потомки их ныне зовутся татарами. Пургас, а затем рязанские, муромские и владимиро-суздальские князья стали сражаться.

О судьбе Пургаса уже говорилось. Муромский князь Юрий Давыдович пал в битве с монголами на реке Воронеж в последние дни осени 1237 года. Через несколько дней в преданной огню и мечу Рязани погиб рязанский князь Юрий Игоревич. Ни тот, ни другой не дождались помощи от своего тезки и сюзерена великого князя владимирского Юрия Всеволодовича. Тот, оставив свою столи-цу на попечение сыновей Всеволода и Мстислава, ушел к северо-западу в глухие леса — на реку Сить. Разгромив Владимир, один из отрядов монголов двинулся за ним. 4 марта 1238 года произошел бой, в котором была уничтожена последняя владимиро-суздальская рать. В бою был убит и Юрий.

Возвращение татар с набега.
Картина художника XIX в.

Пуреш не мог бежать со своим оседлым народом подобно Котяну. Не имел он и тех возможностей для борьбы, на которые могли надеяться Пургас или князья севе-ро-восточной Руси. Его владения, распо-ложенные большей частью в лесостепной зоне, были совершенно открыты для степ-ной конницы и хорошо известны полов-цам, массами вливавшимися в орду Ба-тыя. Сражение с огромной армией зах-ватчиков ставило под угрозу само суще-ствование и так уже немногочисленного населения мокшанского края. И воевать в тех условиях было бы просто авантюрой. Пуреш, или сменивший его к этому вре-мени сын, принял единственно правиль-ное решение : «Со всей семьей и народом покорился владыке татар» и обязался платить тому дань — ясак. Размеры ясака были чрезвычайно велики. По свидетель-ству посла папы римского к монголам Плано Карпини, ежегодно «как  малый, так  и  большой,  даже однодневный  мла-

денец, или бедный или богатый, платил такую дань именно, чтобы он давал од-ну шкуру белого медведя, одного черного бобра, одного черного соболя, одну чер-ную шкуру ... дохорь, и одну черную лисью шкуру. И всякий, кто не даст этого, должен быть отведён к татарам и обращен в их раба». Ясак также взимался хлебом, мёдом, воском и скотом. Его огромные размеры определялись не только жадностью монгольской верхушки. Это был один из способов постепенного под-рыва производительных сил завоёванных земель, направленный на то, чтобы исключить возможность их усиления.

Другим важнейшим способом ослабления захваченных стран был отбор всех мо-лодых и сильных мужчин в ордынскую армию. Этим достигались сразу две цели: во-первых, их руками уничтожались еще сопротивляющиеся народы, завоёвыва-лись новые территории, во-вторых, они сами при этом массами гибли в боях. Возможно, именно эти тяжелые условия ордынского ига заставили Пуреша сде-лать попытку освободиться от него уже в следующем году.

Во всяком случае осенью 1238 года монгольская армия вновь обрушилась как на эрзянскую, так и на мокшанскую территорию. Война продолжалась целый год. По данным Рашид-Ад-Дина, поход возглавили Гуюк-хан, Менгухан, Кадан и Бури. Больше всего сил захватчики потратили на взятие города М. к. с (Микус, Минкус, Машку), который ожесточенно оборонялся 1 месяц и 15 дней. Истори-ки пришли к выводу, что этим городом был город Мокша.

В сочинении перса Джубейни подробно описана его гибель : предводители мон-голов «сообща окружили (город) с разных сторон и сперва с каждого бока уст-роили такую широкую дорогу, что (по ней) могли проехать рядом три-четыре повозки, а потом против стен его выставили метательные орудия. Через нес-колько дней они оставили от города только имя его и нашли (там) много добы-чи». Все находящиеся в нем, в основном женщины, дети и старики, были убиты. Если верить Рашид-Ад-Дину и Джубейни, их было около 270 000.

После завоевания Мордовии часть монгольских орд во главе с Гуюком и Менгу вернулась в Азию. Далее на южную Русь и Центральную Европу двинулся лишь Батый с вассалами. Вместе с ним во главе мокшанского войска наполови-ну заложником, наполовину союзником шел и южно-мордовский князь (Пуреш или его сын).

Вместе со своим войском он погиб в Германии. То, что Пуреш не искал личного спасения в бегстве, а вместе с семьей разделил судьбу своего народа, не может не вызвать симпатии к этому человеку. Однако его политика не спасла мокшанский край от окончательного разорения. После ухода монголов южно-мордовские зем-ли восстали, как и северные. Но последствия погрома, учиненного ордой по воз-вращении из Венгрии и Германии, были здесь намного ужаснее, чем на севере. Население было практически уничтожено. Остатки рассеялись по лесам.

Мы узнаем обо всём этом со слов Вильгельма де Рубрука, посла французского короля Людовика IX к монгольскому хану, проехавшему южно-мордовскими землями в 1253 году. Вот что он пишет : «Эта страна за Танаисом очень краси-ва и имеет реки и леса, в которых живут... моксель, не имеющие никакого за-кона, чистые язычники. Города у них нет, а живут они в маленьких хижинах в лесах. Их государь и большая часть людей были убиты в Германии. Именно татары вели их вместе с собою до вступления в Германию, поэтому моксель очень одобряют германцев, надеясь, что при их посредстве они ещё освобо-дятся от рабства татар... В изобилии имеются у них свиньи, мёд и воск, драгоценные меха и соколы». В свете этого сообщения о гибели мокшанского князя (Пуреша или его сына) представляются загадочными и тайна их ушла  вместе с ними.

А борьба со степными пришельцами была жестокой. Она растянулась на деся-тилетие. Постепенно таяли силы, о чём свидетельствует численность отрядов монголов, бросаемых ханами в схватку. 1237 год — 60 000 всадников, 1239 год — 40 000, 1242 год — 20 000. Но все походы без исключения были опустоши- тельными. Плано Карпини, великолепно осведомленный о тактике и стратегии монгольского войска, писал : «Когда они желают пойти на войну, они отправ-ляют вперёд передовых застрельщиков, у которых нет с собой ничего, кроме войлоков, лошадей и оружия. Они ничего не грабят, не жгут домов, не убивают зверей, а только ранят и умерщвляют людей, а если не могут иного, обращают их в бегство; все же они гораздо охотнее убивают, чем обращают в бегство. За ними следует войско, которое, наоборот, забирает всё, что находит; так-же и людей, если их могут найти, забирают в плен или убивают. Тем не менее всё же стоящие в главе войска посылают после этого глашатаев, которые должны находить людей и укрепления, и они очень искусны в розысках».

Сообщению итальянца вторит мордовская народная песня, в которой с высоким трагизмом и обречённостью поётся :

Наполнились, подруженька,
                                      в отцовском дворе вешалки,
наполнились хорошей сбруей, дугами, хомутами,
Наполнились, подруженька, вешалки
                                      в избе татарскими саблями.
Наполнилось, подруженька, отцовское застолье
                                      молодыми татарами.
Негде, негде спрятаться мне,
                                      подруженька...

Монгольское нашествие привело к уничтожению зарождавшейся мордовской фе-одальной государственности. Свидетельство Юлиана о разгроме «царства Мор-дванов» весьма недвусмысленно указывает на это. На сто лет исчезают из лето-писей и хроник упоминания о мордовских князьях. Должно быть, в огне 1242 года все они были физически уничтожены. У того же Юлиана читаем о нравах монголов : «Во всех завоеванных царствах они без промедления убивают князей и вельмож, которые внушают опасения, что когда-нибудь могут оказать какое-либо сопротивление».

Ну а какова судьба покорившихся ? Ответ один — трагична. Средневековые ки-тайские историки свидетельствуют : «Победители геройствовали силами поко-рённых народов». У Юлиана находим объяснение этой короткой фразы : «Год-ных для битвы воинов и поселян они, вооруживши, посылают против воли в бой впереди себя... Воинам же, которых гонят в бой, если даже они хорошо сра-жаются и побеждают, благодарность невелика; если погибают в бою, о них нет никакой заботы, но если в бою отступают, то безжалостно умерщвляют-ся татарами».

Мордовские воины были включены в состав ордынской рати в 1319 году во вре-мя похода на Тверь. Летописец сообщает об участии мордвы в 1339 году в сос-таве войска хана Узбека в боях под Смоленском ...

Походы Батыя и его полководцев завершились образованием Золотой Орды. Мордовский народ надолго попал под «злогорькое» монгольское иго. Далее ...

 По материалам В. Абрамова,  В. Юрченкова.
Рисунок А. Коровина

 

На первую страницу

История этнонима "мордва"   Религиозные представления древней мордвы   Мифология мордвы   Традиционные обряды   Праздники-моляны   Община   Мордовская семья   Матримониальные обычаи мордвы   Мордовские языки   Мордовские имена   Мордовские названия населённых пунктов   Мордовский национальный костюм   Танцевальная культура мордвы   Мордовская кухня   Мордовская народная медицина   Мордва глазами иностранцев в VI-XVIII веках   Российские этнографы о мордве в XVIII-XIX веках   Были о мокшанских богатырях   Мордовский фольклор