История мордвы : инязор Пургас > Зубова Поляна (Республика Мордовия)


Республика Мордовия

 Историко-этнографический сайт

 

О районе
Администрация
Депутаты района
Деловая жизнь
Культура и образование
Здравоохранение
Общественные организации
Отдых и туризм

Новости

Мокшень

English

Français

 

 

Древне-
мордовcкая
легенда
о сотворении
мира

Прапредки
мордовcкого
народа

I-IV века :
появление
древнемордовских
племён

Мордовия
в IV-IX веках :
времена Тюшти

Мордовия
в XI-XII веках :
лавирование между
войной и миром

Мордовия
в XII-XIII веках :
инязор Пургас воюет
за Нижний Новгород и
сопротивляется

монголам

Мордовия
в XI
I-XIII веках :
инязор Пуреш воюет

с русскими и половцами
и покоряется монголам

Мордовия
в XI
V векe :
инязор Алабуга
воюет с Русью

Мордовия
в XI
V-XVI веках :
вхождение в состав
России

Мордовия
в XVI веке :
мордва участвует
в завоевании

Казанского
ханства

Мордовия
в
XVII веке :
князь Баюш
громит степняков

Мордовия
в XVII веке :
мордовские воины
помогают Минину и
Пожарскому

Мордовия
в XVI-XVII веках :
пограничная служба мордвы в "диком поле"

Крещение
мордвы

Краткая
история
зубовополянской
земли

 

 

 МОРДОВИЯ В XII-XIII ВЕКАХ :
ИНЯЗОР ПУРГАС ВОЮЕТ ЗА НИЖНИЙ НОВГОРОД
И СОПРОТИВЛЯЕТСЯ МОНГОЛАМ

Нижний Новгород. По книге А. Олеария, 1634 г.

Территория, объеди- ненная под властью Пургаса, была весь-ма значительной. Она охватывала пра-вобережье Оки и Волги до впадения в неё Суры, за иск-лючением земель, прилегавших непо-средственно к Ниж-нему Новгороду, включала Суру и Мокшу с  притока-ми  в их среднем те-

чении. На юге спускалась на правобережье Алатыря. Политическим и экономи-ческим центром северомордовских земель традиционно считают город Эрзема-зы (Арзамас). Сравнительно многочисленное население края издревле занима-лось земледелием, охотой и бортничеством. Судя по древнерусским летописям, жили мордва в это время в сёлах, погостах, зимницах и твердях. Первые три типа поселений не имели укреплений, тверди же сооружались в лесах в виде крепостей-городищ (морд. ошт), в которых население всей округи укрывалось в случае опасности.

Хорошая экономическая база мордовского края давала возможность не только формировать в случае необходимости большие ополчения, привлекать для стро-ительства крепостей значительное количество рабочих рук, но и накапливать средства на период длительных военных действий. Хлеб, мед, воск и особенно пушнина, продававшиеся через торговые порты Булгарского царства, служили весомым источником получения денег для закупки на тех же рынках высоко-качественного восточного оружия и военного снаряжения, в первую очередь кольчуг, шлемов, щитов, мечей.

Однако потенциальные возможности края еще необходимо было реализовать, и, как показали дальнейшие события, Пургас оказался на высоте поставленных пе-ред ним черезвычайно сложных задач. Он начал с укрепления войска. При этом ему удалось привлечь на свою сторону большие массы русских крестьян, нашед-ших убежище в мордовских землях. Факт активного участия русских поселенцев в мордовском войске исследователь Т. В. Васильев объясняет следующим обра-зом:

«Если принять во внимание, что классовая дифференциация и классовое угнете-ние среди мордвы находились в ту пору в начальной стадии, тогда как велико-русские княжества в этом отношении шли далеко впереди, то станет понят-ным стремление угнетенных классов русского населения уйти из-под власти своего угнетателя князя-феодала и стать гражданином страны Пургаса. И когда в Мордовию стекались недовольные феодальным режимом своих князей русские крестьяне, то Пургас привлекал эти недовольные элементы в свою ар-мию. Наличие в армии мордовского инязора Пургаса русских крестьян и давало летописцам повод для названия «Пургасова Русь...»

Того же мнения придерживается и М. Н. Покровский : «Борьба с мордвой, — пишет он, — отнюдь не носила только национальный характер — она имела свою классовую сторону. Мордву громили и грабили князья с их дружиной и го-родскими «воями». Нет ничего загадочного в том, что крестьяне (русские), ко-торых те же князья грабили у себя дома, чувствовали себя ближе к Пургасу, чем Юриям и Святославам».

Эпицентром борьбы между мордовскими и русскими князьями стал Нижний Новгород. «Мордовский Пургас, — пишет историк Т. В. Васильев, — прекрасно понимал хозяйственное и стратегическое значение Нижнего Новгорода и всеми силами стремился овладеть этим пунктом. В соответствии с этими стремле-ниями, войны Пургаса против суздальцев носили необычный для мордвы насту-пательный характер.

Пургас вел наступательную войну на открытых пространствах. Велась усилен-ная подготовка к новым войнам, строились мордвой не только «тверди», но и города на открытых пространствах. Остатки этих и более древних мордовс-ких крепостей, называемых «мордовскими городищами» сохранились до наших дней на территории бывших губерний Пензенской и Нижегородской...»

С момента захвата суздальцами Нижнего Новгорода произошла перемена роля-ми. Раньше суздальцы нападали на резиденцию мордовского инязора Абрама, теперь мордовский инязор Пургас стал нападать на резиденцию обосновавшего-ся в бывшей мордовской столице суздальского князя. Суздальцы прежде стреми-лись завоевать у мордвы богатейшую столицу — мордва теперь стремится вер-нуть себе эту столицу. Эта борьба была весьма длительной. Результаты походов летописцы записывали весьма кратко «придоша и пожгоша».

Оценивая характер этой войны, М. Н. Покровский писал :  «Русское войско бы-ло конным, мордва была пешая. В эпоху исключительно холодного оружия ло-шадь давала огромное преимущество над противником. На юге это давало пере-вес степнякам над тогдашними украинцами, на севере выученики степняков пользовались их уроками, чтобы разгромить безлошадные племена, жившие земледелием и степными промыслами».

Следует добавить, что тяжеловооруженная конница уже с начала нашей эры составляла весомую часть мордовского войска, особенно в южных лесостепных районах. Но, видимо, в северных густых лесах в ней было меньше необходимос-ти. И в любом случае объединенные конные дружины северо-восточной Руси должны были намного превосходить кавалерию Пургаса. Создалось, таким об-разом некоторое равновесие сил : русские были непобедимы в безлесных прост-ранствах и укрепленных городах, а мордва в лесах.

Разгром южно-русских князей монгольским полководцем Субедеем в мае 1223 года на реке Калке не сказался на мощи северо-восточной Руси. В то же время победа объединенных сил поволжских народов над монгольским войском зимой того же года на средней Волге несомненно подняла моральный дух как болгар, так и мордвы.

Скудные монгольские источники не сообщают о национальном составе войска, нанесшего поражение самому Субедею. Однако, учитывая близкие союзничес-кие отношения между болгарами и мордвой, а так же примерное место битвы (район Жигулей) трудно представить, чтобы отряды такого талантливого полко-водца как Пургас не участвовали в том сражении.

В 1226 году Владимиро-Суздальское войско вновь вторглось в княжество Пур-гаса. В летописи от этом сказано: «Того же лета посла великий князь Гюрги (сокращенно от Георгий — христианского имени князя Юрия) Святослава, Ивана, брату свою, на мордву, и победиста мордву, и взяста неколико сел и воз-вратистася с победою». Подобные походы, несомненно, должны были вызвать ответные удары по пограничным русским селам. Очевидно также, что они носи-ли характер набегов и приводили к успеху прежде всего из-за внезапности. По мере укрепления края Пургасом их эффективность снижалась. Очередной набег, предпринятый по приказу Юрия его племянником Василием Константинови-чем и воеводой Еремеем Глебовичем в сентябре 1228 года, закончился не-удачей. Летопись сослалась при этом на плохие погодные условия. После него, вплоть до Батыева нашествия, в походы на мордовскую землю досылались, как правило, многочисленные войска, включавшие наряду с Владимиро-Суздаль-скими, также дружины рязанских и муромских князей. Первая подобная экспе-диция состоялась уже в январе 1228 года. Большую армию возглавил сам вели-кий князь Юрий. Вместе с ними с севера шли дружины его брата Ярослава (от-ца Александра Невского) и племянников Василия и Всеволода Константино-вичей.

Одновременно с запада по владениям Пургаса нанесло удар войско муромского князя Юрия, а с юга отряды Пуреша. Болгарский хан, пришедший было на по-мощь союзнику, узнав, что сам «Юрий жжёт села мордовские», поспешно отс-тупил без боя. Пургас остался один. В этой, казалось, безнадежной ситуации в полной мере проявились его полководческие дарования.

События развивались при-мерно так. Избегая генераль-ного сражения с превосходя-щими силами противника, инязор, укрыв женщин, де-тей, стариков в крепостях под защитой части воинов, с дру-гими перешел, говоря совре-менным языком, к партизан-ской войне. Когда княжеские дружины, рассыпавшись по краю, занялись грабежом сёл,

Мордовская твердь. Рис. Л. Кочановой

Пургас сосредоточил основную часть своих сил против войска Константинови-чей и Ярослава — лучшего полководца тогдашней Руси. Преследуя Пургаса, от-ступившего в густые леса к своим твердям, это войско разделилось еще на две группы, одна из которых двинулась в глубь лесов для захвата крепостей, а другая осталась перед ними. Обойдя отряды первой группы, мордовский князь напал на оставшихся и разгромил их. Затем вернулся к твердям и окружил княжеские дру-жины, уже приступившие к их осаде.

Великий князь Юрий не успел или не захотел прийти к ним на помощь. Поводом к последнему утверждению является разрыв отношений Ярослава и Константи-новичей с Юрием сразу же после возвращения из неудачного похода. Они «усо-мнились в брате своем». Выдающийся русский историк С. М. Соловьев считал, однако, что войско Константиновичей и Ярослава было уничтожено в одном из сражений: «Мордва дала им зайти в глубину леса, — пишет он, — потом ок-ружила их и одних истребила на месте, других поволокла в свои укрепления и там перебила».

Войско великого князя не пострадало, тем не менее было вынуждено отойти к Нижнему Новгороду. Таким образом, операция, которая, с учетом введенных в нее воинских сил, могла окончиться полным разгромом самого крупного мор-довского княжества и присоединением его к Руси, закончилась победой Пурга-са. Уже в апреле 1229 года, то есть, через месяцдва после княжеского вторже-ния, инязор нанес ответный удар по Нижнему Новгороду. Кремль ему взять не удалось, но посад, города и окрестные села были сожжены. Летом того же года последовал поход в земли Пуреша. Тот обратился за помощью к половецким ха-нам.

Неожиданное вступление в войну степной конницы, проведенной через леса проводниками Пуреша, привело к поражению Пургаса. Летопись сообщает : «Того же лета победи Пургаса Пурешев сын с половцы, и изби Мордву всю и Русь Пургасову, а Пургас едва вмале утече».

Рано или поздно междоусобная борьба должна была закончиться поглощением менее сильного, противника и созданием единого мордовского государства. Од-нако эти процессы были остановлены вторжением с востока тюркско-монголь-ских орд Батыя.

В 1232 году монголы предприняли большой поход против волжско-камских бул-гар. Они разорили восточные области страны, но столицы — города Биляра — им взять не удалось. Возможно, что Пургас с дружиной помогал своему союзни-ку, так как его имя не упоминается в документах, описывавших поход владими-ро-суздальских, рязанских и муромских князей против мордвы, предпринятый в это же время : «Тое же зимы посла великий князь Георги сына своего Всеволода на мордву, а с ними Федор Ярославичь (старший брат Александра Невского) и рязаньскый князи и муромскый и пожгоша села их, а мордвы избиша много ...» В этом сообщении привлекает внимание тот факт, что летописец указывает объек-том нападения всю мордву, а не только «Пургасову волость». Возможно, он просто не стал уточнять, но им не упомянут в великокняжеском войске также Пуреш или его сын.

В совокупности эти обстоятельства позволяют предположить улучшение отно-шений между мордовскими княжествами накануне монголо-татарского наше-ствия.

К. Сафиуллин "Сказание о Булгарской княжне", 1997 г.
(при завоевании Булгарского царства легендарная княжна предпочла смерть плену у монголов).

В 1235 году на всемонгольском курултае (съезде знати) было решено органи-зовать большой поход на запад. Возглавил его внук умершего к тому времени Чингисхана, Батый. К весне 1237 года отчаянное сопротивление большого и цветущего Булгарского царства было сломлено, а столица  Биляр — стерта с лица земли. Второй удар летом 1237  года пришелся по мордве и её южным со-седям половцам.

Историк монголов Рашид-Ад-Дин писал : «...В год курицы,  соответствующий 634 году (мусульманского календаря) сыновья ДжучиБату, Орда и Берке, сын Угетей-каанаКадан, внук ЧагатаяБури, сын ЧингисханаКулькан за-нялись войною с мокшей, буртасами и арджанами (эрзянами) и в короткое время завладели ими».

Однако историк явно поторопился. Ход событий по словам венгерского монаха Юлиана, проезжавшего по этой территории вскоре после описываемых собы-тий, был несколько иным. Когда татары вторглись в «царство мордванов, — пи-шет Юлиан, — там было два князя : один князь (видимо, Пуреш или его сын) покорился владыке татар, но другой (остается Пургас) с немногими людьми на-правился в весьма укрепленные места, чтобы защищаться, если хватит сил». Затем Батый «лесом безвестно» пошел на Рязань и далее на Владимир.

Летне-осенний поход монголов пришелся на неблагоприятное для действия степной конницы время. Прохождение через территорию мордвы вряд ли можно было назвать завоеванием. Традиционно приученное к набегам кочевников ме-стное население просто укрылось в многочисленных твердях среди болот, густых лесов и т. д., бросив села как обычно на произвол судьбы. В таких условиях поте-ри воинов и населения не могли быть значительными.

К. Сафиуллин "У-р-р-а !" ("Окружай !")   монгольский боевой клич", 1995 г.

Именно поэтому возникла необходимость во втором походе, который по опыту завоевания северо-восточ-ной Руси монголы пред-приняли с осени на зиму 1238 года. Удар также при-шелся и по уцелевшим от первого погрома русским землям. Сюда были напра-влены со своими тумена-ми Гуюкхан, Менгу-хан, Кадан, Бури, а также луч-шие полководцы Батыя Субедей и Мунке, всего по оценке историков около 60 000 воинов (предполо-жительно, в то время насе-ление всего мордовского края составляло 60 000 70 000 человек). На сей раз по замерзшим рекам монголы проникли в самые отдалён-ные  уголки края,  и он  был

действительно разгромлен. Русская летопись сообщает об этом : «Того же лета на зиму взяша татарове Мордовьскую землю и Муром пожгоша, и по Клязьме воеваша, и град святая богородица Гороховец пожгоша, а сами идоша в станы своя. Тогда же бе пополох зол по всей земли и сами не ведяху и где хто бежить ...».

Руководителем второго похода на мордву был Менгу — будущий всемонголь-ский хан. По словам Рашид-Ад-Дина Батый считал, что именно он сыграл глав-ную роль при завоевании Поволжья и Кавказа «покорив и усмирив племена ольбурлик (булгар?) и кипчаков и племена Уркасакана (явно Пургаса-хана) и черкесов, захватил предводителя кипчакского Бачмана, предводителя черкес-ского Тукбаша...» Здесь имя Пургаса стоит в ряду опаснейших противников монголов.

В 1240 году монголы двинулись на южно-русские земли, а после их покорения, двумя потоками на Германию и Венгрию. Столкнувшись в Западной Европе с неудобной для действия больших масс конницы пересеченной местностью, большим количеством укрепленных городов и замков, а также тяжеловооружен-ной рыцарской кавалерией, они вернулись в причерноморские степи. Большую роль в их неудачном походе на запад сыграла также героическая борьба народов Восточной Европы, в том числе мордовского. Как только орда ушла в поход, у нее в тылу поднялись Волжско-Камская Булгария и мордовские княжества. Восстание в нашем крае было хорошо организовано, и, хотя имени Пургаса ис-точники не упоминают, думается, что здесь действовала его опытная рука. На-ционально-освободительное движение в Поволжье удалось подавить только в 1242 году по возвращении основных сил Батыя. Посол папы римского Инно-кентия IV в Каракорум — общемонгольскую столицу — Плано Карпини, про-ехавший здесь в 1246 году, писал: «Возвратившись оттуда (из Венгрии), они пришли в землю мордвинов, которые суть язычники и победили их войною. Прод-винувшись оттуда против билеров, то есть Великой Булгарии, они и её совер-шенно разорили». Удар был настолько силен, что волжско-камские булгары про-сто перестали существовать как народ. Даже язык их впоследствии исчез со стра-ниц истории. Многочисленные половецкие племена также были частью уничто-жены, а частью слились с пришельцами, полностью утратив национальное само-сознание.

Вид Биляра столицы Великой Булгарии домонгольского времени. Реконструкция А. Мазанова по материалам Билярс-кого городища.

Трёхкратный погром при-нёс неисчислимые бедст-вия и мордовскому краю. Культура народа была от-брошена на много веков назад. Буквально стерты с лица земли все города, большинство сел и крепос-тей. Физически уничтоже-на большая часть населе-ния. Однако мордовский народ устоял. Он остался на своей территории, со-хранил национальное само-сознание и культуру   кор-ни, с которых  только и бы-

ло возможно национальное возрождение. Его сохранению несомненно помогли условия жизни в лесах, а также многовековой опыт борьбы с кочевниками. В то же время не вызывает сомнения тот факт, что нахождение в эти трагические годы во главе крупнейшего мордовского княжества такого незаурядного деятеля как Пургас, в немалой степени способствовало выживанию народа. Пургас яв-ляется первым исторически известным мордовским инязором — главой неза-висимого и сильного мордовского государства. Прежде всего он предстает как прекрасный организатор. Подготовка им края к длительной войне с владимиро-суздальскими князьями была осуществлена превосходно. На это указывает то об-стоятельство, что только после трех походов могучей монгольской армии удалось покорить мордву. Для сравнения напомним, что такая же лесная, но несоизме-римо более сильная северо-восточная Русь была сломлена за один зимний поход.

Пургас также является выдающимся полководцем. Об этом свидетельствует по-беда, одержанная им зимой 1228 года над объединенной армией северо-восточ-ной Руси — по тем временам большого европейского государства. Причем он ок-ружил и разбил войско такого талантливого полководца, каким был Ярослав Всеволодович — пожалуй, лучшего полководца тогдашней Руси. Являясь близ-ким союзником Волжско-Камской Булгарии, он вполне мог принимать непо-средственное участие в самых первых боях с монголами: зимой 1223 года, когда потерпел поражение их лучший полководец Субедей, и в 1232 году, когда им не удалось взять город Биляр.

Предводитель малочисленного народа, он сумел с достоинством и на равных противостоять экспансии своих значительно более сильных соседей — объ-единенным силам князей северо-восточной Руси и Волжско-Булгарскому хан-ству. Пургас не склонился даже перед мощью Батыевых орд. Когда оборвалась его жизнь, неизвестно. Во всяком случае среди восточно-европейских правите-лей, приезжавших к Батыю за ярлыком на княжение, имя Пургаса не упомина-ется. Скорее всего он погиб, защищая одну из последних крепостей — один из последних свободных клочков родной земли, за независимость и процветание которой боролся всю свою жизнь. Далее ...

 По материалам В. Абрамова, В. Юрченкова

 

На первую страницу

История этнонима "мордва"   Религиозные представления древней мордвы   Мифология мордвы   Традиционные обряды   Праздники-моляны   Община   Мордовская семья   Матримониальные обычаи мордвы   Мордовские языки   Мордовские имена   Мордовские названия населённых пунктов   Мордовский национальный костюм   Танцевальная культура мордвы   Мордовская кухня   Мордовская народная медицина   Мордва глазами иностранцев в VI-XVIII веках   Российские этнографы о мордве в XVIII-XIX веках   Были о мокшанских богатырях   Мордовский фольклор

http://seksohota.com/sex-chat-ufa