История мордвы : зарождение мордовской государственности (времена Тюшти) > Зубова Поляна (Республика Мордовия)


Республика Мордовия

 Историко-этнографический сайт

 

О районе
Администрация
Депутаты района
Деловая жизнь
Культура и образование
Здравоохранение
Общественные организации
Отдых и туризм

Новости

Мокшень

English

Français

 

 

Древне-
мордовcкая
легенда
о сотворении
мира

Прапредки
мордовcкого
народа

I-IV века :
появление
древнемордовских
племён

Мордовия
в IV-IX веках :
времена Тюшти

Мордовия
в XI-XII веках :
лавирование между
войной и миром

Мордовия
в XII-XIII веках :
инязор Пургас воюет
за Нижний Новгород

и сопротивляется
монголам

Мордовия
в XI
I-XIII веках :
инязор Пуреш воюет

с русскими и половцами
и покоряется монголам

Мордовия
в XI
V векe :
инязор Алабуга
воюет с Русью

Мордовия
в XI
V-XVI веках :
вхождение в состав
России

Мордовия
в XVI веке :
мордва участвует
в завоевании

Казанского
ханства

Мордовия
в
XVII веке :
князь Баюш
громит степняков

Мордовия
в XVII веке :
мордовские воины
помогают Минину и
Пожарскому

Мордовия
в XVI-XVII веках :
пограничная служба мордвы в "диком поле"

Крещение
мордвы

Краткая
история
зубовополянской
земли

 

 

МОРДОВИЯ В IV-IX ВЕКАХ : ЗАРОЖДЕНИЕ МОРДОВСКОЙ
ГОСУДАРСТВЕННОСТИ (ВРЕМЕНА ТЮШТИ)

«Тюштя, Тюштя — царь,
Тюштя, Тюштя — государь.
Где у Тюшти земля ?
Где у Тюшти народ

                      Из мордовской былины

Одновременно идущие процессы этнической консолидации и социальной диф-ференциации должны были рано или поздно привести к появлению общемор-довского правителя.

Общемордовские военные вожди, видимо, неоднократно появлялись на исто-рической арене при каждом временном объединении местных племен, напри-мер, для отпора врагам. Однако, не имея под собой прочной экономической ос-новы, подобные союзы племен были недолговечными и не приводили к устано-влению авторитарной власти, объединяющей всю мордовскую землю. С разви-тием экономических связей и классообразования в древнемордовском общест-ве такая возможность появилась. А при соответствующих внешнеполитических условиях она была реализована.

Об этом свидетельствует наличие в мордовских языках терминов инязор, оця-зор, то есть великий господин, великий хозяин. Об этом же говорят многочислен-ные легенды и песни, донесшие к нам из глубины веков имя первого (а может быть, одного из первых) общемордовского царя. Его звали Тюштя. Одни иссле-дователи возводят его к финскому слову ‘крепкий, строгий’, другие — к мор-довскому теште (звезда). Третьи считают, что это вообще не имя и не прозви-ще, а титул верховного правителя. Как бы то ни было, в фольклоре Тюштя кон-кретный человек, обладающий несокрушимой силой, мудростью, хитростью и даже волшебством и избранный царем мордвы велением рока. До сих пор в раз-говорной речи бытует выражение «во времена Тюшти», то есть давным-давно. Когда же это было ?

К IV веку христианского летоисчисления на право-бережье Оки и Волги сло-жился устойчивый союз племен, известный герман-ским племенам готов под общим названием «мор-денс». Консолидация  мор-

довских племен, с одной стороны, была результатом их внутреннего развития, а с другой — вызывалась необходимостью борьбы с усилившимся натиском ко-чевников. Демографические, природные и иные причины привели в первые века нашей эры к перемещению огромного количества народов Европы и Азии. Все эти столетия на мордовский край накатывались волны воинственных кочев-ников, как для грабежа, так .и для захвата «жизненного пространства».

Чтобы устоять в борьбе с ними, мордовские племена должны были объединить все свои силы и выработать образ жизни, который позволял бы вести постоян-ную войну с минимальными потерями. Мордва смогла перейти к такому образу ведения хозяйства, и это дало мордовскому народу шанс не исчезнуть со стра-ниц истории в те бурные века, подобно тем же скифам, сарматам, гуннам, готам и другим. Весной и летом полноводные реки, озера, болота и густые леса делали территорию мордовского края практически непроходимой для степной конни-цы. В это время население жило в селах и городищах возле полей и рек. После сбора урожая, когда наступали холода и замерзшие реки из преград превращались в удобные пути набегов для врагов, люди уходили в зимние поселения в глубь лесов. Здесь занимались охотой, заготовкой пушнины, различными промыслами.

В случае опасности жители зимниц укрывались в расположенных рядом крепос-тях. Эти крепости, остатки которых во множестве найдены на территории Мор-довии, располагались на высоких холмах, мысах больших оврагов, защищались сложной системой рвов и валов. На валах ставились частоколы из длинных и толстых дубовых бревен. Бревна заострялись сверху и обкладывались глиной — от огня. Скаты холмов и оврагов в зимнее время поливались водой и превра-щались в сплошную ледяную гору. Под крепостями часто отрывались подвалы, иногда целые пещеры значительной глубины. Например, под мордовским горо-дищем, на месте которого позднее был построен Троицке-Скановый монас-тырь (сейчас это место находится в Пензенской области), были отрыты подзе-мелья, общей длиной около 700 метров. Подобные подземелья найдены и под другими мордовскими крепостями.

Конечно, взаимоотношения с со-седями сводились не только к во-енным столкновениям. Были и со-юзы, совместные походы. Напри-мер, значительная часть мордов-ского населения была увлечена потоком гуннов на запад и там растворилась среди других наро-дов. Но все же война была глав-ным фоном этого периода исто-рии края. Южная граница рассе-ления мордовских племен ото-двинулась далеко к северу.

Были нарушены традиционные торговые связи с Причерноморь-ем и Кавказом. В боях с кочевни-ками  полегло  бесчисленное  мно-

Мордовский воин

жество мужчин. Сократилась и общая численность населения. Все это замедлило экономическое развитие народа. Но главным было то, что он выжил, остался на коренных землях, сохранил свой язык, культуру, национальное самосознание и даже имя.

В VII—VIII веках перемещение племен в основном прекратилось, а их терри-тории стабилизировались. Улучшение политической обстановки и массовый пе-реход к пашенному земледелию вызвали быстрый рост населения Восточной Европы.

Как же тогда жили предки мордвы ? Первое, что отмечают археологи это не-обычное богатство погребений той эпохи, не встречающееся ни до, ни после неё.  В  могильниках находят большое количество  предметов из бронзы, серебра, золота, эле-

ктрона, янтаря; прекрасно выполненные ювелирные изделия, предметы обихода. Все говорит о долгом, относительно мирном и зажиточном периоде времени.

Археологические раскопки позволяют довольно точно предста-вить вооружение и снаряжение тогдашних мордовских воинов, мужские и женские праздничные костюмы, предположить формы и типы строений, образ жизни. И всё говорит о том, что жизнь мордвы не была в это время трагической. Ибо не могли быть пе-чальными времена Тюшти, о которых народ хранит тёплые во-споминания уже более тысячи лет.

Эти воспоминания рассыпаны в легендах, преданиях и песнях. Вот одна из песен, дошедших к нам из тумана веков:

«Ой, на востоке, на возвышенности
Жил царь Тюштянь,
Держатель земли, государь.
Крепки его серебряные палаты,
Прочны его доспехи,
Тюштянь стоит на холме,
На холме стоит у ворот.
Он одет, разодет, принаряжен.
Белая рубашка на нем,
Белый конь под ним,
Раз оглянется — город построит,
Другой раз — народ соберет ...»

В песнях, легендах, преданиях подробно описано, как Тюштя родился, как ски-тался по чужим краям, вернулся в родную землю, был избран царем и многое другое. По легендам, записанным И. И. Дубасовым, Тюштя жил на зубово-полянской земле — в лесах недалеко от расположения нынешних Ширингушей.

У опушки леса на поляне,
На поляне у самой горы,
У горы,
Солнце движется вокруг берёзы,
Вокруг берёзы,
Луна спускается к её вершине,
К её вершине,
Между гор на лугах,
На лугах,
Тюшти страна, страна —  владения.

Тюштя —  властитель тех мест,
Властитель — инязор.
Белее снега его рубашка,
Вышита красной ниткой.
В золотой воде окрашено его сюлгамо,
Из серебра соткан пояс,
Через плечо медвежья шкура перекинута,
Красивой пуговицей прикреплена
Скрипят его сапоги....

Все эти сведения о тюштях  можно разделить на два цикла — ранний и позд-ний.

В раннем цикле тюшти изображаются как рядовые трудолюбивые земледель-цы. Так, в одной из песен растерявшийся от посещения старейшин пахарь спра-шивает их, в чём он провинился, зачем они пришли:

Эзинь сала мон алашат,
Эзинь синтре мон утомот..
Не крал я лошадей,
Не ломал я амбары...

Когда же родовые старейшины сообщают ему об избрании его тюштей, он долго не соглашается взять на себя эти ответственные обязанности и ставит необыкно-венное условие, исполнение которого должно символизировать правильность подбора родовыми старейшинами кандидатуры на должность тюшти. Пахарь объявляет им, что если его кнутовище, которое он воткнет в землю, прорастет и превратится в яблоню, зацветет и принесет созревшие плоды, пока он вспашет очередную борозду, тогда он будет тюштей. Это условие чудесным образом ис-полняется, и обыкновенный доселе пахарь становится верховным старейшиной, главой племени.

В других песнях правильность выбора кандидатуры на должность тюшти чудо-действенно подтверждается поворотом в его сторону ручки гадального ковша, опущенного родовыми старейшинами в пуре (медовуху), оживлением подавае-мого на стол петуха, который, захлопав крыльями, кукарекает и т. д.

Тюштю-единовластителя обличает старейшина

Резко противоположен по содержанию раннему циклу песен о тюштях их позд-ний цикл, в котором тюштя выступает как никем не избираемый единовласти-тель, похваляющийся своим величием и если в цикле ранних песен термин тюш-тя употребляется в нарицательном зна-чении, как социальный титул, обозначаю-щий выборного племенного вождя, то в позднем он выступает в качестве собст-венного имени мордовского владыки, к которому добавляются нарицательные слова — новые титулы : Тюштя инязор, Тюштя оцязор, Тюштя каназор (эрзянс-кое ине 'великий', азор 'хозяин, владыка'; мокшанское оцю 'большой, великий', азор 'хозяин, владыка'; мокшанское и эрзянс-кое кан 'хан', азор 'хозяин, владыка'). Сло-во хан, вероятно, проникло в мордовс-кую лексику не ранее первых контактов с тюркскими этносами, датируемыми второй половиной I тысячелетия н. э. В ряде исторических песен Тюштя называ-ется эрзянь кирди 'держателем эрзян', эрзянь карды ‘правителем эрзян'масто-

ронь кирди 'держателем  земли,  страны'.

Таким образом, перед нами интересный пример трансформации социального ти-тула в антропоним, прямо противоположный обратному случаю перехода антро-понима в социальный титул, тоже исторически известному. Так, исследователи считают, что славянский титул король возник от антропонима Карл — имени франкского короля из династии Каролингов.

Имена Тюштя и производное от него Тюштянза встречаются в писцовых книгах мордовских селений XVII века. Так, в деревне Атяшево Алатырского уезда отмечен мордвин Татайка Туштанов, а в деревне Пингилей Темниковского уездамордвин Мучкимас Тюштянзин.

В настоящее время среди мордовского населения бытует фамилия Тюштяев, основа которой, разумеется, произошла уже не от социального титула непосред-ственно, а от дохристианского мордовского антропонима Тюштяй, восходяще-го, в свою очередь, к социальному титулу тюштя. Далее ...

 По материалам Н. Мокшина, В. Абрамова, В. Юрченкова
Рисунки А. Коровина.

Прозаические легенды о Тюште в переводе с мордовского

 

На первую страницу

История этнонима "мордва"   Религиозные представления древней мордвы   Мифология мордвы   Традиционные обряды   Праздники-моляны   Община   Мордовская семья   Матримониальные обычаи мордвы   Мордовские языки   Мордовские имена   Мордовские названия населённых пунктов   Мордовский национальный костюм   Танцевальная культура мордвы   Мордовская кухня   Мордовская народная медицина   Мордва глазами иностранцев в VI-XVIII веках   Российские этнографы о мордве в XVIII-XIX веках   Были о мокшанских богатырях   Мордовский фольклор