Республика Мордовия

 Историко-этнографический сайт

 

О районе
Администрация
Депутаты района
Деловая жизнь
Культура и образование
Здравоохранение
Общественные организации
Отдых и туризм

Новости

Мокшень

English

Français

 


 

Древне-
мордовcкая
легенда
о сотворении
мира

Прапредки
мордовcкого
народа

I-IV века :
появление
древнемордовских
племён

Мордовия
в IV-IX веках :
времена Тюшти

Мордовия
в XI-XII веках :
лавирование между
войной и миром

Мордовия
в XII-XIII веках :
инязор Пургас воюет
за Нижний Новгород

и сопротивляется
монголам

Мордовия
в XI
I-XIII веках :
инязор Пуреш воюет

с русскими и половцами
и покоряется монголам

Мордовия
в XI
V векe :
инязор Алабуга
воюет с Русью

Мордовия
в XI
V-XVI веках :
вхождение в состав
России

Мордовия
в XVI веке :
мордва участвует
в завоевании

Казанского
ханства

Мордовия
в
XVII веке :
князь Баюш
громит степняков

Мордовия
в XVII веке :
мордовские воины
помогают Минину и
Пожарскому

Мордовия
в XVI-XVII веках :
пограничная служба мордвы в "диком поле"

Крещение
мордвы

Краткая
история
зубовополянской
земли

 

Лес вблизи от Зубовой Поляны. Фото А. Наумовича, 1970 г.

ПОГРАНИЧНАЯ СЛУЖБА МОРДВЫ В "ДИКОМ ПОЛЕ"

Освоение Мещерского края, в пределы которого в старину входили леса по Ваду и Парце, по многим причинам шло очень медленно. Первый город (Ка-дом) здесь был основан в самом начале XIII века. Темников перенесен на новое место весною и летом 1536 года, а еще через шестнадцать лет был «поставлен в Мещере город в Шатских воротах на Шате на реке...» С 20 июля ведено "го-довать в Шатцком городке князю Ивану Мезецкому да Строю Лачинову".

Встреча московских и ногайских войск на границе. Миниатюра Ни-коновской летописи.

Эти города были основаны в сложнейший пе-риод российской истории, в те века, когда мос-ковские князья и цари упорно боролись с еже-годными набегами крымских татар, ногайцев, калмыков и других грабителей. В исторических документах того времени отмечены многочи-сленные случаи нападения орд кочевников на русские земли.

Летом 1614 года 20-тысячное ногайское войско опустошило темниковские и алаторские места. Нашествие крымцев 1633 года современники назвали «большой войной». Сам хан с 30-тысяч-ным войском «со многими знаменами и огнен-ным  боем» подступал к Туле и Рязани.

Крымцы и ногаи опустошали целые княжества, «посекали» людей, разоряли до-ма, уводили в плен, а затем продавали в рабство жителей сел и городов. Только в первой четверти XVII века, по подсчетам историков, татары увели в плен от 150 до 200 тысяч человек.

О горькой судьбе пленников, разлучённых с родной землёй и близкими,  скла-дывались легенды и песни, которые сохранились в народной памяти :

Эрясь, эрясь сыре ногай, эрякшнось,
Эрзянь тейтерь эстензэ урекс рамакшнось.
Эрясь, эрясь ногай ава, эрякшнось,
Цера тяка ногай ава чачтокшнось...

— Ногай авась ульнесь эрзясто салавт,
Тейтерь порасто сон полонявт-рамавт.
Сыре ногай сонзэ урекс — никс теизе,
Сыре ногай сонзэ козяйкакс ладизе...

— Азе вешнек, сыре ногай,
Азе тук тень, сыре ногай, лавсень нури,
Полоняк, рамак, ногай, тон тякань ваны.
— Косто вешнян, ногай ава, теть уре,
Косто саян мон тонеть лавсень нури,
Косто раман, вечкема полам, эйдень ваны?
— Монень а эряви базаронь рамазеть,
Азе вешнек эсень чачома эрзянь масторсто,
Рав веденть томбальде, Сура лей велестэ... *

Засека. Деталь гравюры В. Гондиуса. 1636 г.

Русские князья и цари вели упорную борьбу с силами, наступавшими с «дикого поля». В лесах рубились «засеки», которые надолго задерживали степную конни-цу, строились городки-крепости, окруженные валами и рвами, была создана особого рода пограничная служба степная разведка.

К XVII веку система оборонительных сооружений на юге страны простиралась от брянских и мещерских лесов до Волги. В «мирное» время для «береговой» службы привлекалось от 12 000 до 17 000 ратников. Воеводы Кадома, Темнико-ва и Шацка ведали сторожевой и станичной службой, выполняли боярские "приговоры" о назначении на определенные участки границы казаков и сторо-жей. Приведем некоторые выписки из "приговоров" того времени : "...пригоже быти на поле четырем головам : первой стояти на Волге... а другой голове стояти из Шатцкого на Дону, на ногайской стороне, в Вежках, выше Медве-дицы и Хопра... А людям с теми головами быти из разных украинных городов детям боярским (младший дворянский чин) и казакам по росписи... Из Темни-кова, да из Кадома, да из Шацкого двенадцать человек детей боярских, да де-сять человек татар, да десять человек мордвы, из Шацкого ж двадцать чело-век казаков...».

Схема сторожевых линий XVII века, проходивших по территории, заселённой мордвой. Из книги "История Мордовии", 2001 г.

По росписи сторо-жам 1571 года мы имеем общее пред-ставление о дозор-ном участке, на ко-тором несли службу наши далекие пред-ки : "... а беречи и разъезжати им на-право до Мокшан-ского лесу до речки до Кисы (Иссы) вёрст с двадцать, а налево с усть Шок-ше речки к Суре ре-ке верст с сорок". Дозорные должны были встречаться со станичниками   дру-

гих застав и меняться между собою «признаками» (т. е. вестями). Каждый отряд нёс службу в поле определенное приговором время. В 1578 году, например, "станичный голова Посник Башкин с товарищами, атаманами мещерскими, мордвой Цненской да Мокшанской, да шатцкими казаками" — всего 56 человек — заступили на заставу в конце апреля, а 13 июля того же года его сменил Борис Свищев с подобным по составу и численности отрядом.

Нужно отметить, что службу приходилось нести в густых труднопроходимых ле-сах. Учитывая сообщение С.Герберштейна (1549) о наличии «огромных лесов» на территории расселения мордвы в начале XVI в. (см. карту 1643 г. - 100 Kb) и то, что даже в XIX веке леса занимали 50% мордовской территории, можно сде-лать вывод, что в этот период под лесами было занято 60-80% территории рас-селения мордовского этноса.

Боярские «приговоры» предусматривали, казалось, все случайности станичной службы, они были своего рода уставами сторожевой службы ратников в «диком поле». Так, например, маршрут этих отрядов пролегал по особым стёжкам — тропам, узким дорогам в засечной черте вдоль сторожевой линии с русской сто-роны. По стёжке дозволялось ездить лишь одним служилым для проведывания неприятеля. Для посторонних езда по стёжке строго запрещалась.

С. Иванов "Смотр служилых людей"

Служба кадомских, шацких и темниковских сторожей была не только трудной, но и чрезвычайно опасной. В любое время их могли ок-ружить, полонить или убить ногайцы или татары (см. рассказ В. Юрченко-ва "Сакма"). Если же до-зорный казак попадал в плен к степнякам и подвер-гался допросу, то надлежа-ло ему говорить уверенно и твердо, что "в государевых украинных   городах   и   на

Инсаре, и на Ломове, и на Отемаре, и на засеках стоят воеводы большие, а с ними стольники и стряпчие и дворяне московские и жильцы и городовые дворяне и дети боярские и всякие служилые многие с огненным боем..."

В те времена не было карт, поэтому казаки ориентировались по затесям на де-ревьях, по солнцу и звездам, по рекам и рощам. Заставы в «диком поле» обычно располагались в «крепких местах» рядом с высокими деревьями, на которых со-оружались специальные смотровые площадки. У каждого дозорного кроме ору-жия был специальный кузовок с берестою и смолою. Как только казак замечал врагов, он сразу зажигал бересту, разводил на площадке достаточно большой кос-тёр, дым которого был виден с другого дозорного дерева. Огненный телеграф из-вещал жителей ближайших селений о грозящей опасности. Рядом с крепостями с такими же целями насыпались курганы, на которых сооружались смотровые вышки.

Для наблюдательных постов использовались и высокие деревья. Вот как описы-вает эту службу французский наёмник Жак Маржерет, который служил в Рос-сии в 1600-1610 гг. : "Порядок, которого они придерживаются, чтобы обнару-жить врага в этих громадных татарских равнинах, таков. Существуют доро-ги, которые у них называются : дорога императора, дорога крымского хана, дорога великого хана ; кроме того, на равнинах здесь и там рассеяно несколько дубов, удаленных на восемь, десять и до сорока верст друг от друга. Под боль-шинством сказанных деревьев поставлены часовые, именно по два человека, каждый с подставной лошадью, один из них караулит на вершине дерева, а дру-гой пасет оседланных лошадей, они сменяются каждые четыре дня. В том слу-чае, если верхний увидит, что в воздух поднимается пыль, он должен спустить-ся, ничего не говоря, пока не сядет на лошадь, и во весь опор скакать ко второму дереву, издали крича и делая знаки, что видел людей. Тот, кто стережёт ло-шадей у второго дерева, садится на лошадь по команде того, кто, сидя на де-реве, обнаруживает его ещё издали, и сразу, как только услышит и различит, в какой стороне он видел сказанную пыль, скачет на своей лошади во весь опор до следующего дерева, где происходит то же самое.

С. Иванов "На сторожевой границе русского государства"

И так из рук в руки до первой крепости, а оттуда до Моск-вы, говоря только, что видели людей, хотя во многих слу-чаях это оказыва-ется всего лишь та-буном диких лоша-дей или стадом ка-ких-нибудь диких животных. Но если тот, кто остался на первом дереве, яв-ляется и подтвер-ждает   сообщение,

и также первый со второго дерева, тогда вооружаются, и собираются выше-названные генералы, и посылают разведать силы врага. Те же часовые, сойдя с дороги, по которой следует неприятель, рассеиваются тут и там, поджидая, что он пройдёт, и выходят к его следу и приблизительно выясняют его силы по ширине дороги, проложенной им в траве, которая высотой больше лошади ; но это не луговая трава, а пустынная, так как русские поджигают её каждую весну как для того, чтобы татары в раннюю пору не имели пастбищ, так и для того, чтобы она росла выше. Если те явятся по любой из вышеназванных дорог, то их силы приблизительно распознают также по глубине протоптанной ими дороги.

Также их приблизительно распознают по пыли, увидев, как она поднимается в воздух, поскольку они неохотно едут через траву, опасаясь загнать своих лоша-дей. И тогда сказанные часовые по известным им секретным тропинкам при-носят известия об их силах, для сопротивления которым генералы отходят к рекам или лесам, чтобы затруднить их продвижение."

Чтобы предотвратить "безвестный" (внезапный) приход неприятеля, служилые люди должны были постоянно "проведывать", вести особую службу по всей ли-нии от Ломова до Саранска. Два казака беспрестанно "съезжались" со служилы-ми людьми соседних городов-крепостей, чтобы обмениваться вестями.

Кроме этого, постоянно высылались дозорные в степь — такие отряды называ-лись "станы", "станицы", служилых людей в них называли "станичниками". У них были добрые лошади и соответствующее снаряжение. "Станы" должны были располагаться в "крепких местах", чтобы враги не пришли безвестно, не по-били и не полонили станичников.

В мордовском крае уже с конца XV начале XVI века известны несколько таких станиц и застав : "Дракинский пикет", окружённый рвом (ныне село Дракино), застава у села Богороцкое Голицыно (ныне село Первомайск Лямбирского района) и другие.

И такая тактика и служба достигали своей цели. Так, в марте 1636 годы донские казаки и сторожа наблюдали приготовления татар к походу. Лазутчики донесли возможное направление степного набега : Шацк, Темников и Алатырь. В мае выше Саратова станичники обнаружили татарскую «сакму» — выбитую конс-кими копытами землю, и определили численность орды — десять тысяч всад-ников. Дальнейшие наблюдения показали, что, переправившись через Медве-дицу, татары разделились : часть пошла по Суре, а часть направилась в верховья Мокши. Все эти сведения «сторожа» сообщили на границу. Навстречу орде выступили воинские силы. Наткнувшись неожиданно для себя на ратных лю-дей, татары бежали. Лишь мелким отрядам удалось просочиться сквозь оборону, но и они вскоре были уничтожены.

Улица Темникова. Фото А. Наумовича, 1970 г.

Упорная и трудная борьба с ордами и разного рода воровскими шайками, насту-павшими с «дикого поля», закончилась только в первой половине XVIII века. Надо отметить и то, что служилые люди из Шацка, Темникова и Кадома не только оберегали мирную жизнь населения Мещерского края, но и способство-вали освоению земель по Цне, Мокше, Ваду и Парце (один из таких служи-лых людей и основал нашу Зубову Поляну) В дикой тайге они проложили первые дороги :  Идовскую, Казачью, Вадовскую. Первая пролегала в между-речье Выши и Вада и подходила к Идовским воротам Кадомской засеки. Ва-довская дорога отделялась от Идовской в верховьях Вада и шла к селу Киша-лы, где располагались Ногайские ворота Темниковской засеки.

Граф Николай Семёнович Мордвинов. С гравюры Райта.

По следам засечных сторожей шли христианские мис-сионеры, порою насильно крестившие местное мок-шанское население. Молодых мужчин привлекали к воинской службе. Нарушалась узкоплеменная замкну-тость мордвы, а повидавшие страну уроженцы Ме-щерского края часто не возвращались к родным оча-гам и подобно предкам графа Мордвинова, верно и долго служили великой России и в армии, и на флоте, и в экономике, и в науке. Вместе с тем возрастало не-равенство среди сородичей, усиливалось расслоение общины, обнищание населения. И хотя большинство мордовских сел не принадлежало владельцам и, сле-довательно, не знало барщины, давление и произвол со стороны царской администрации, русских поме-щиков и разного рода подъячих были сильными.

По материалам  А. Прохорова, В. Юрченкова, Б. Хамидуллина,
книги  Ж. Маржерета "Состояние Российской Империи и Великого Княжества Московии"

___________________________________________

Жил,  жил  старый  ногаец, поживал,
Эрзянскую девушку в  жены взял.
Жила,  жила  ногайская  женщина, поживала,
Одного сына  ногайская  женщина  родила.

Ногайская  женщина  была  из  эрзянского села  украдена,
Еще в  девушках  полонена-куплена,
Старый  ногаец  её  в  рабыню  превратил,
Старый  ногаец  её  хозяйкой  сделал...

— Иди,  ищи, старый  ногаец.
Иди  приведи,  старый  ногаец,  няньку,
Полони,  купи,  ногаец,  няню.
Где  найду,  ногайская  женщина,  тебе  раба,
Откуда возьму  тебе няньку,
Где куплю,  любимая  жена,  тебе  няню?
Мне не надо с базара, за деньги купленную,
Иди  ищи  мне  на  моей  родной  земле  эрзянской,
За рекой Рав,  в  присурском  селе...

На первую страницу

На страницу Из века в век