Воспоминания о жизни в Спасске > Зубова Поляна (Республика Мордовия)


Республика Мордовия

 Историко-этнографический сайт

 

О районе
Администрация
Депутаты района
Деловая жизнь
Культура и образование
Здравоохранение
Общественные организации
Отдых и туризм

Новости

Мокшень

English

Français

 

 

Город Спасск в день 7 ноября в первые годы Советской власти.
Фото из Спасского краеведческого музея.

ПАМЯТНЫЕ ЗАПИСКИ О СПАССКЕБЕДНОДЕМЬЯНОВСКЕ

"Корытцева Зинаида Алексеевна единственная из женщин нашего города, которая по-настоящему интересуется историей Спасска и Беднодемьяновска, она написала воспоминания об общественной жизни, религии, образовании, культуре, революционных событиях, исторических местах Спасского края". В. Саунин, спасский краевед

Сначала

"В своей книге «След на земле» (2003 год) автор В. П. Саунин много и хорошо написал о земляках, участвовавших в Великой Отечественной войне 1941-1945 гг. А что и как было до этой войны в нашем семействе? Расскажу.

Мой отец, Корытцев Алексей Самойлович, тоже воевал на двух войнах и че-тыре года отслужил в солдатах. Родился в 1876 году. Был призван в 1898 году в солдаты, прослужил четыре года в городе Козлове (сейчас Мичуринск) Там-бовской губернии. Из солдат вернулся в 1902 году. Осенью 1903 года женился, а в июне 1904 году мобилизовали его на Японскую войну. Воевал в Манчжурии на кровавых манчжурских полях, на реке Шахэ, в бою, которой описал генерал Игнатьев в своей книги «50 лет в строю», участвовал в бою под Мугденом. До-мой вернулся в 1906 году.

Работал мельником на паровой мельнице акционерного общества Нижегородс-кого торфа во Владимирской губернии.

В июле 1914 года отца мобилизовали на империалистическую войну. Мама оста-лась на руках с двумя малолетними детьми. Из Владимирской губернии пере-ехала в город Спасск к родному отцу Петру Афанасьевичу Богомазову. Спа-сибо, что он был добрый отец и любящий дедушка своих внучат.

Царское правительство платило маме как солдатке по 3 рубля на ребенка. У деда не было ни коровы, ни лошади. Он мещанин, мелкий тархан (тархан сбор-щик шкурок домашних животных), на салазках собирал шкурьё и сдавал его спас-скому купцу Барабошкину. Вот так и жили.

В городе Спасске многие мужчины не призывались на японскую и империалис-тическую войны, царское правительство мобилизовало на фронт в первую оче-редь тех, которые прошли солдатскую службу, как мой отец. Город жил своей жизнью. Только мама-солдатка ходила в черной одежде.

Отец воевал, был на позициях в боях, видел и испытал взрывы снарядов, бомб, окопы, на двух войнах защищал Отечество четыре с половиной года. Заработал кресты и медали, которые потом выбросил сразу после Октябрьской револю-ции. Так же, как и в Великую Отечественную, в те войны слагались песни о войнах. Приведу два куплета из тех песен.

1904

От павших твердынь Порт-Артура,
С кровавых манчжурских полей,
Калека-солдат изнурённый
К семье возвращался своей ...

1914

Там вдали в горах Карпатских,
Между скал высоких гор,
Пробирался ночью тёмной
Осторожно наш дозор ...


По возвращении с империалистической войны отец служил два с половиной го-да в Совете Народного хозяйства (СНХ) по приемке в Спасском уезде мель-ниц, маслобоек, просорушек. Уволился в связи с ликвидацией СНХ и до конца жизни работал в разных хозяйственных организациях Спасска.

Революция

До революции Спасск был торгово-купеческим городом. Революция ликвиди-ровала городское купечество, национализировала здания, принадлежащие куп-цам. Часть этих домов была занята госучреждениями. Бывшее здание «Управы» занял районный комитет партии, дом купца 1-ой гильдии Вихрова милиция. Остальные купеческие дома отдали под квартиры рабочим, служащим и людям, не имеющим своего жилья.

После революции крестьяне получили землю дворян, помещиков, и с энергией стали обрабатывать поля.

Из многих сел, окружающих город Спасск в то время, пять были помещичьи: Абашево, Липяги, Ахлебинино, Веденяпино и Устье.

Село Устье принадлежало помещикам Хохловым, один из них, Павел Акин-фиевич, работал артистом на первых ролях в Большом театре в Москве. С ним познакомился великий русский певец Ф. Н. Шаляпин. В летнее время во-круг усадьбы Хохлова собирались крестьяне послушать пение знаменитых мос-ковских артистов, друзей своего барина П. А. Хохлова.

Ещё о городе

В 1930-х годах сломали семь ветряных мельниц, разобрали паровую мельницу в усадьбе Воробьёва (купец), на площади около Собора сломали пожарную калан-чу. Старинные особняки теряли свой первоначальный вид, никто ничего не строил, не ремонтировал.

Плохо стали ремонтировать тротуары, в городе они были на улицах: Москов-ской, Тамбовской, Дворянской, Соборной и с трех сторон на площади Собор-ной. Угловые дома на этих улицах принадлежали богатым людям: Карасевым, Чернецовым, Барабошкиным, Богомазовым, Филипповым, Вихровым, Бу-зовкиным, Ухановым, Соколовым и другим. Около их домов были обязатель-но тротуары. На Успенской (Решетникова) и Карасевской (Пролетарской) тротуаров почти не было.

Руководители города всегда были приезжие. Приедут, поработают немного и уезжают, им до города особого интереса не было. Например, в 1929-30-х годах председателем горсовета был Борисов, секретарем горсовета Денисов, при них город опустел, замер. Они беспощадно раскулачивали, описывали имущест-во, выгоняли из домов, отправляли в ссылку. Город ветшал и пустел.

Новая экономическая политика (НЭП)

В годы НЭПА в Спасске торговали мелкие торговцы: Кирюнов, Кубасов, Ка-рягин и другие. Они имели свои деревянные холодные лавки, поставленные в два ряда за бывшими торговыми купеческими корпусами (сейчас цех № 18 Пензенского дизельного завода. B.C.) Шла торговля бакалеей, колбасными из-делиями, сухофруктами, постным мослом, галантереей (Горюнов). Торговля шла и в бывших купеческих лавках 1-го корпуса : бакалея, хозтовары, вино-водочные изделия здесь была торговля государственная. Купеческие лавки 2-го корпуса были закрыты и приспособлены под склады.

Базары ломились от сельскохозяйственной продукции крестьян уезда, крестьяне привозили свою продукцию на возах, кулями, мешками, бочками. Осенью базар утопал в яблоках разных сортов: бураинка, титовка, осенний сизый анис и ду-шистая янтарная антоновка. Базарный день суббота, торговля шла на двух ба-зарах, на Соборной и Конной площадях. На Соборной площади торговали зер-ном. Здесь был специальный ряд. Рожь, пшено, гречка, горох, чечевица, ржаная, пшеничная мука. Отдельный ряд был с маслом: подсолнечным, конопляным, льняным, сливочным и топленым. Еще один ряд рыбный, рыбу привозили из Сызрани. Здесь же торговали абашевские горшечники глиняной посудой и иг-рушками. Пшеничная мука, рис продавались также в лавках торгового корпуса.

На Конной площади торговали скотиной, кормом, лесом (тесом, досками, брев-нами), древесным углем, щепными товарами, граблями, лопатами, метлами, ве-никами.

В начале НЭПА жизнь в Спасске шла относительно спокойно. По сложившимся дореволюционным традициям жители города отмечали христианские праздни-ки. В Спасо-Преображенском Соборе, Вознесенской, Успенской (на кладби-ще), старообрядческой церквах шла церковная служба под звон колоколов, зво-нил большой колокол Собора, который был слышан за несколько километров от Спасска.

Кроме христианских праздников отмечали революционные праздники 7-е нояб-ря и 1 мая. В эти праздники на площади напротив райкома партии организовы-вались митинги, с трибуны выступали: секретарь райкома, председатель РИКа (райисполкома), другие руководители и представители трудящихся.

На митинги приходили колоннами, с флагами школы: II-ой ступени, начальной и семилетней, служащие в организациях, горожане. Лица у всех были празднич-ные, все нарядные, играл духовой оркестр. После митинга колонны учащихся школ с песнями ходили по 2-3-м улицам, а за ними шли и горожане. У меня в па-мяти осталось воспоминание о митинге 1928 года, когда я, первоклашка школы «5-й Октябрь» шла на митинг 7 ноября, у меня в душе была гордость, что я иду на митинг, как взрослая.

Немного о культуре в городе в период НЭПА: в ДСК (Доме соцкультуры) рабо-тал кинотеатр, в котором показывали немые фильмы со знаменитой артисткой Верой Холодной, приезжали артисты, показывали спектакли.

Барышни и кавалеры, нэпманы и их чада в праздничные дни и по воскресениям гуляли по Тамбовской (сейчас ул. Коммунальная). Они составляли тогда «великосветский круг» Спасска. Барышни из этого круга зимой одевались в пальто с меховым воротником, фетровые шляпы с полями, белые фетровые боты на высоком каблуке. Кавалеры тоже одеты по тогдашней моде в зимние пальто с каракулевым воротником, каракулевые шапки фасоном «вдоль улицы», брюки на выпуск, зимние ботинки. Зажиточные родители в зимние праздничные дни уст-раивали званые вечера с танцами и чаем.

Дом фотографа Печёнкина в Спасске. При доме было фото-ателье. Сохранился в несколько перестроенном виде до наше-го времени.

На спектакли часто приез-жающих в наш город трупп артистов из разных городов билеты разбирались полно-стью, иногда их даже не хватало.

В Спасске не было ни за-водов, ни фабрик, а было развито кустарное произво-дство: канатники — Мака-рочкины, пекари — Хар-лашины, Петрунины, кол-басные изделия — Вяр-вельские,  портные — Ба-

жанов, Митин, шляпница — Колина, шапошник — Ясашин, фотограф — Пе-чёнкин, столяр — Харитонов, к кустарям относились плотники, маляры, печни-ки, мелкие тарханы (сборщики и выделывальщики шкурок).

Наступал конец НЭПА. По городу поползли слухи о раскулачивании, выселении из города зажиточных людей, о коллективизации в селе. Сейчас уже трудно вспомнить фамилии всех относительно богатых и зажиточных горожан, но мно-гие из них: Летины, Барабошкины, Хомутовские, Рагузины, Лозгачевы, Ко-рягины, Вярвельские и другие бросили свои дома и уехали из города. Остались в городе семьи крестьян, приторговывавших в субботние дни на базаре. Ни ла-вок, ничего они не имели, не считались зажиточными и действительно ими не были. И все-таки некоторые из них попали под раскулачивание.

Мне не забыть, как раскулачивали одного такого «кулака» в начале 1930 года. Жили мы тогда за Конной площадью. Недалеко от нас, на углу Конной, жил со своей большой семьей Леонтий Божьев, по улице звали его Левак, кроме четы-рёх детей содержал ещё двух сирот, племянников. Имел флигель на три окна, кух-ню, позади огород, двор с конюшней и сараем, во дворе всегда грязь по колени.

Леонтий был крестьянин, имел корову, лошадь, но, чтобы прокормить семью из 8 человек, этого не хватало. Он стал торговать мясом : покупал летом на базаре дешевую скотину, выгуливал, откармливал, резал и выставлял на продажу. Сам ходил всегда замызганный, штаны заправлены в грязнущие сапоги, такие же ко-соворотка и пиджачишко. Дети его, Колька и Васька, всегда разутые, но весё-лые ребята, прибегали к нам на луговину, и мы вместе с ними играли в «чижик» и лапту.

Вот этого отца семейства и раскулачили. Отобрали корову, лошадь, флигель. Наз-начали день выселения и отправки вместе с семьёй «на Соловки» (Соловки Соловецкие острова в Белом море. Монастырь. В 1923-39 гг. Соловецкий ла-герь особого назначения, СЛОН. В.С.). В этот день около дома Божьева соб-рался народ, соседи, и я была в этом числе, многие провожающие плакали, в го-лос кричали отъезжающие, и взрослые, и дети. Мне особенно было жалко детей, наших друзей Кольку и Ваську.

Началось настоящее разорение нашего Спасска. В 1929 году закрыли Спасо-Преображенский Собор. Зимой горожане совместно со священнослужителями писали в Москву, чтобы разрешили к Пасхе открыть Собор. Москва не разре-шила. В 1930 году взорвали колокольню с холодной церковью. 20 сентября 1937 года взорвали холодную церковь Собора с 12-ю портиками и 5-ю главами. Тогда же сломали на кладбище деревянную церковь «Успение», старообрядческую церковь. На православном кладбище сломали кирпичную белую часовню Са-зонкиных, она стояла рядом с церковью «Успения», свалили памятники, стояв-шие под балдахинами на могилах.

На старообрядческом кладбище сломали деревянную часовню, деревянную огра-ду кладбища, избушку сторожа, свалили памятники и надгробья, сломали балда-хин купцов Карасёвых, раскопали склепы.

В 1930-м году закрыли базар на Соборной площади, стали торговать только на Конной. Да при тогдашнем развале сельского хозяйства и торговать было нечем. После раскулачивания и разгрома торговли город как будто замер : тишина, на улицах не видно людей, на лавочках около домов сидящих тоже не видно, не си-дели женщины.

Началась коллективизация. Кто не шёл в колхоз, у тех отбирали землю. Многие из тех, кто не хотел стать колхозником, уезжали из города.

В Беднодемьяновске был организован колхоз «Большевик», ему передали и Карасёв сад (сейчас ул. Заводская).

В 1933 году в Поволжье был сильный голод, он коснулся и нас : пропали мука, хлеб, сахар. Я ходила с сестрой Нюрой в луга собирать щавель, но и его не хвата-ло.

1937 год

Прошли годы, наступил страшный 1937 год. Я училась в восьмом классе. Жили мы на Пролетарской улице в доме № 42, в ДСК ходили огородом через свой сад. Сестра моя Рая с мужем Евгением Петровичем Шуваловым жили у нас. Однажды Евгений приходит с работы и говорит : «Забрали в милицию секрета-ря райкома Некрасова, председателя РИКа Буканова, директора совхоза Ша-бакина, старшего агронома совхоза и многих других».

Шабакина судили в здании Дома соцкультуры, судьи приезжали из Пензы. Ему ставили в вину, что он приказывал мельнику размалывать стекло, которое потом подмешивали в корм свиньям. Суд вынес приговор расстрел. Шабакин на коленях со слезами на глазах перед всем залом отрицал обвинения и в последнем слове просил заменить расстрел вечной каторгой, но приговор так и оставили.

Забрали моего дядю Андрея, который работал мельником в совхозе, но его не допрашивали и не судили, а отправили в Наровчатскую тюрьму. Сначала дядя откуда-то писал, но вскоре пропал. У него осталось пять детей, потом они вос-питывались в детских домах.

Муж моей сестры Шувалов Е. П. в это время работал военруком в Беднодемь-яновском техникуме. Однажды его срочно вызвали в райком партии и предло-жили занять место директора техникума. Накануне директор техникума Чуев Сергей Афанасьевич внезапно уехал ночью с семьей (неизвестно куда). Евге-ний Петрович отказывался от назначения, предлагал назначить директором из преподавателей инженеров Васильева или Болысова, но секретарь райкома отклонил его предложение и сказал : «Принимай техникум, мы тебе доверяем». Евгений Петрович с зимы 1937 года по июль 1938 года работал директором Беднодемьяновского техникума механизации.

Хотя и страшный был 1937 год, но это была моя, наша юность. Мы ходили в ки-но, считали, что лучше кино ничего нет, летом бегали в сквер, в парк около боль-ницы, со школой выступали в летнем театре сквера, танцевали. В школе я участ-вовала в хоркружке, у меня был первый голос."

З. Корытцева

Из книги В. Саунина «Годы и люди», Беднодемьяновск, 2005

На первую страницу
На страницу Спасск — уездный город Тамбовской губернии