Лесная стража > Зубова Поляна (Республика Мордовия)


Республика Мордовия

 Историко-этнографический сайт

 

О районе
Администрация
Депутаты района
Деловая жизнь
Культура и образование
Здравоохранение
Общественные организации
Отдых и туризм

Новости

English

Français

На лесном кордоне зимой, 2006 г.

ЛЕСНАЯ СТРАЖА

Впервые к созданию системы охраны лесов подошёл царь Пётр I. Он в своих лесных законах (1701) вначале предписал учесть все леса во всех губерниях, по-том создал лесную (Вальдмейтерскую) контору (1718). Подчинённым этой кон-торы вменялся в обязанность отпуск леса на разное применение, также как и це-лый комплекс мероприятий по охране и восстановлению лесов. В дальнейшем, в течение веков, пройдя через различные реформы, лесами занимался Лесной де-партамент (1798), Министерство лесного хозяйства (1947) и другие организа-ции. Но человеком, непосредственно занимавшимся охраной и восстановлением лесов был лесник (в период 1918-1993 гг. в его функции также входила и про-изводственная эксплуатация лесов).

На территории нынешней Мордовии, значительная часть которой тогда входила в Тамбовскую губернию, начало организации правильного ведения лесного хо-зяйства относится к 1850 году, когда были созданы лесничества. Лучшими лесами губернии считались леса Темниковского и Спасского уездов (ныне северная часть бывшего Спасского уезда относится к нашему району)

Михаил Мельке, латыш, старший лесник Крутецкого лесничества (прадед жителя Зубовой Поляны А. Головко), 1906 г.

Во главе лесничеств стояли лесничие. Им подчинялись объезчики, у кото-рых в свою очередь подчинёнными были лесные сторожа(их также называ-ли полесовщиками, лесниками). Они — чтобы быть приближенными к месту работы — стали жить в лесу, в лес-ных сторожках, которые позже стали на-зывать кордонами. Очень часто жи-льё и служба в них передавалась по на-следству, от родителей к сыновьям. Так появлялись целые династии и поколения лесников.

Одним из таких потомственных лесников в Зубово-Полянском районе был Егор Никитович Тюркин. «Давным-давно, — пишет о нем краевед А. Прохоров,— 150 лет назад род Тюркиных из Мордовской Поляны был призван государством рос-сийским на службу в лесную охрану. Егор Никитович служил лесником, объездчи-ком и даже лесничим».

Сегодняшнему сторожу даются поруче-ния, отвлекающие его от основной обя-занности нести охрану. По словам Ива-

на Ильича Колмыкова, всю жизнь проработавшего лесником и мастером Зу-бово-Полянского химлесхоза во время его службы в начале-середине XX в. та-кого не было. А ещё раньше, в конце XIX века, порядки были ещё строже. Жите-ли пользовались окрестными лесами —  Барским, Митиной сечей, на Крутце и Лястьме : "... только в Гагаринский и Нарышкинский боялись они загляды-вать. Эти княжеские леса оберегали сторожа и объездчики, в них не разреша-лось охотиться, собирать грибы и ягоды. Когда объездчики ловили в лесу бабу или подростка с охапкой валежника или с корзинками и кошелками, отбирали у них кошелки, корзинки и валежник, а виновных стегали нагайками".

В охране леса существовал тройной контроль. Эта система сохраняется и сейчас. За местностью следил лесник. Его действия в некоторой степени дублировал объездчик. За ними присматривали лесничий и его помощник. И. И. Колмыков: "Бывало, зайдешь к лесничему и берёшь под козырек ! Докладываешь : лесник та-кой-то прибыл. Да ещё пристукнешь мёрзлыми лаптями — аж ледышки по каби-нету разлетаются. А уж как было во времена барина Витковского, и говорить нечего. Лесная охрана приравнивалась к военной службе."

У каждого сторожа — свой обход. Разделялись они по тому, как далеко находи-лись от населённых пунктов. Так называемый «боевой» обход был рядом с дерев-ней. Он и по размерам меньше — до 10 кварталов (в одном квартале — 100 гек-таров). Здесь на лес больше покушались, поэтому и труднее было нести службу. «Тыловые» обходы простирались в глубине массива, вдали от людей. В такие места труднее проникнуть, поэтому они и по площади больше : от 20 до 30 квар-талов.

Казенный лес Вышинского лесничества начала XX века, подступающий к сё-лам Старое Бадиково и Кириллово, по краю был окружен глубоким рвом. Сле-ды его в отдельных местах просматриваются и сейчас. Ров служил ловушкой. Пустая повозка въезжала в лес, с грузом — застревала ! Кроме прямого назна-чения, ров и вспаханная полоса земли защищали от пожара.

Особенностью того времени, конца XIX — начала XX века, было то, что в лес, как правило, вела одна дорога. А на ней целый ряд кордонов. Путь контролиро-вался днем и ночью !

Сейчас разделение на обходы чисто условное. Лес везде стал доступным. В него ведёт множество дорог. А прежняя преграда — ров — кажется для техники прос-то смешной. Лесник о порубщиках узнает иногда от случайных свидетелей. Сам он живет от охраняемого обхода в десятках километров.

Самое трудное и небезопасное в службе лесной охраны — обнаружение и задер-жание незаконного порубщика. Для самообороны в царской России, да и в 1920-х — начале 1930-х годов, лесная охрана имела оружие : рассверленные на глад-кий ствол русские винтовки Мосина — «трехлинейки» и трофейные — япон-ские, немецкие. Их калибр начинался от самого малого 32, далее шли 28, 24 — до 20-го. Стреляли из них дробовыми и пулевыми зарядами, как из обычных охот-ничьих ружей. Дробь и круглые пули катали из кусочков свинца между двумя сковородками. Покупали только порох — дымный, позднее бездымный.

В. Максимов "Лесной сторож", 1893 г.

В работе полесовщиков случалось много драматичных и даже траги-ческих моментов, когда они поги-бали от рук воров. Были случаи, когда лесников находили связан-ными на муравейниках или привя-занными к дереву. Известно также, что и лесники одерживали верх. Конечно, старались стрелять не по человеку, а лишь для острастки. Выходило иногда очень забавно.

Дело было студеной зимой. Стоял страшный мороз. Пуля попала в упряжь лошади — ветловую дугу, и дуга оттого, что туго затянута да из-за низкой температуры, раско-лолась, и повозка остановилась.

Есть случаи — на анекдот сгодят-ся. Ну вот хотя бы такой. Житель села Булдыгино поехал в лес. Там его, как вора, поймал лесник, не знающий мордовского языка. На-чал составлять акт — хотел оштра-фовать.  Но  булдыгинец  уговорил

не делать этого, а только записать его фамилию, имя да из какой деревни. Нику-да, мол, не денусь. Всегда меня найдешь. Да и денег при себе нет. Приедешь ко мне — угощу ! Лесник согласился. Вытащил из сумки бумагу и записал : имя Перьф, фамилия — Вельф, село — Комоти... (мокш. перьф — изгородь, вельф — через, комоти — прыгнет). Эх и долго же искал он в деревнях и селах хитрого мужика ! Так и не нашёл.

Сейчас на лошадях и быках в лес уже не ездят. Чтобы остановить многотонную машину, бывалые работники заказывают в кузницах стальные «кошки» и «ежи». Как они выглядят, составляет секрет лесных охранников. Их расставляют по до-рогам, где есть вероятность проезда порубщиков. Такие орудия обязательно рас-порют резину. А «ежа» очень трудно заметить — он замаскирован землёй, листь-ями, снегом либо лежит в луже.

Задержав порубщика, лесник вместе с объездчиком составляют акт. Затем дело идёт в суд. Лучше, если при встрече с незваными гостями стража будет одета в специальную форму. Полная экипировка лесника должна включать, кроме вин-товки (или сейчас охотничьего ружья), железную лопату, топор, сумку с докумен-тами. Причём лопату и топор в сухой летний сезон обязаны носить всегда (на случай пожара).

Лесники-ветераны рассказывают, что после войны лесники проявляли жалость к порубщикам. Понимали — трудно в селе... Приедет мужичок на своем бычке, обоим — хозяину и бычку — ребра можно пересчитать. Бывало, поймают такого и вместо наказания приведут домой накормить досыта.

Лесники и сотрудники Вышинского лесничества. В центре — заведующий лесничеством (лесничий), коллежский советник Иосиф Николаевич Витковский с супругой. Начало XX века. Из семейного альбома Р. Безносовой (п. Известь). Подробнее о Витковском и о его судьбе

На фото лесной администрации Вышинского (раньше писали Вышенского) лесничества Спасского уезда Тамбовской губернии видно, что лесники одеты в серые кафтаны, подпоясанные ремнями. На бляхе — герб Российской Импе-рии — двуглавый орел. Такой же знак у них и на кокарде.

На груди у каждого — медный жетон овальной формы с рельефной надписью по кругу — «казенный лесникъ». В центре — чеканная лента с указанием, очевидно, номера обхода. Либо порядковый, служебный ? Выше ленты, на половине овала — герб страны. Форма лесничего (лесни-чий назывался «Заведывающий Вышенским Лесничест-вом Витковский»), его помощников, культурного надзира-теля отличалась добротностью пошива и качеством мате-риала.

По  обеим  сторонам  лесничего  И. Н. Витковского — его

Нагрудный знак лесников

помощники. По краям, в первом ряду, сидят в серых кафтанах объездчики, непо-средственные начальники над лесниками. Два ряда за ними — 22 человека — составляет лесная стража. Слева направо во втором ряду девятым стоит дед Р. А. Безносовой, жительницы станции ИзвестьЕгор Мартынович Нинилкин. Он служил «при барине Витковском» на кордоне Казачьем, в 3-х километрах от Извести. Остальные пока неизвестны : надеемся, что зубовополянцы узнают на фотографии своих родственников.

Лесники в 19501960 годы носили черные, се-рые, темно-синие пиджаки, плащи, теплые полу-пальто. На голове — фуражки военного образца с кокардой из перекрещенных дубовых веток жёл-того цвета. На лацкане одежды — петлицы зелё-ного цвета с такой же эмблемой и одной лычкой. Всё это повторяется на рукавах. Одна лычка оз-начает должность лесника. Несколько десятков лет назад носили сумки, на ремне которых красо-валось что-то вроде герба, подобного старинно-му образцу. Высшее лесное начальство имеет тот  же  знак    дубовые  листья,   золотисто-жёлтые

Лесничий.  Фото из книги В. Колмыкова "Жизнь леса."

шевроны на рукавах и звезды на петлицах. Их количество указывает на долж-ность того или иного чиновника.

Писатель А. Перегудов, охотившийся вместе с А. Новикоым-Прибоем в Зубо-во-Полянском районе на озере Имерка в конце 1920-х начале 1930-х годов, вспоминал : «... на лесников ... я смотрел, как на людей необыкновенных, кото-рым открыты все тайны леса. Я завидовал им, они казались мне следопытами Фенимора Купера, индейцами Майна Рида».

Дом лесника Удёвского лесничества.
Зубово-Полянский р-н, 1950 г.

Однако в реальности жизнь и работа лесников далеки от романтики, они пол-ны непрерывного труда по охране и восстановлению леса. Некоторые даже ружья не имеют. Им просто некогда за-ниматься охотой и прочими развлече-ниями городского человека. Много дел у людей, живущих в лесу. Иначе не про-живешь. Зарплата у лесников всегда бы-

ла небольшой. Выручали они себя тем, что держали скот, косили на продажу се-но. Делили себя между службой и домашним хозяйством.

Для лесников привычна жалость ко всему живому. Сын лесника В. Колмыков вспоминает : "Сам стал свидетелем необычного случая. Иду по просеке, вижу : сидит на корточках знакомый объездчик и машет зачем-то веточкой над тра-вой. Оказалось, перед ним смирно лежал зайчонок. Ушки прижаты, даже глаза призакрыты от удовольствия. От него отгоняли ... комаров ! Так как же надо слиться с природой, чтобы вот таким образом общаться с его обитателями?!"

Образ жизни лесников на лесном кордоне — редкий пример хуторной жизни в России, не характерной для страны. Приволье, возможность содержать много скота, пасеку, не зажатость — в отличие от сельской жизни. Здоровый воздух, речка с чистой водой, ягоды, грибы, рыба, охота. Это может отвечать потребнос-тям многих людей. Но достижения цивилизации (например, необходимость де-тям посещать школу) изменили структуру современной охраны. Из множества в прошлом кордонов остались считанные единицы, где доживают старые лесники.

Из воспоминаний В. Колмыкова о его детстве : "Учился в начальной, так назы-ваемой малокомплектной школе. В одной комнатушке один учитель занимался сразу с двумя классами. Детей лесников в лучшем случае возили на лошадях за десяток верст. Чаще же ходили пешком в пургу и мороз. После начальной шко-лы вынужденно попал в школу-интернат. Наезжал в Удёв лишь на летние ка-никулы."

По данным Госкомлеса Мордовии, в конце 1990-х годов кордонов в лесах Мор-довии было не более 100. В 1950-х годах только в Зубово-Полянском районе их насчитывалось почти столько же. Самыми ближайшими были : Зубовский, Пес-ки, Красная Казарма, Парцинский и другие. Сейчас их нет.

Семья лесника Удёвского лесни-чества, мордвина-мокши из Тар-хан-Потьмы, И. Колмыкова, 1951 г.

Тем не менее, нынешние лесники, даже и живу-щие в райцентре и других посёлках, занимаются тем же. И. И. Колмыков так описал свою рабо-ту лесника : "Главное дело лесника — охранять лес, на то и поставлен ! Невзирая на время года. Днём и ночью. Летом и зимой.

Январь. Попутно, в промежутках свободного времени, следя за участком леса, доверенного мне, готовлю семена. Сушу их, сортирую. Выхо-жу на лыжах отводить делянки. Провожу пере-чёт деревьев. Мой непосредственный начальник — объездчик — клеймит их специальным инст-рументом, похожим на молоток. Он так и на-зывается — клеймо. На одном конце рельефные буквы «СП» — самовольная порубка, на другом — звезда (разрешающий знак). Я  —  рядом с объ-езчиком. Так и хожу по лесу, стучу, перекликаясь с  дятлом :  это  дерево можно рубить, подоспе-

ло, ставлю метку — затёс топориком, рядом — обожди, пока красуйся ! Ежели задержу нарушителя с возом незаконно срубленных деревьев, составлю акт. За-тем каждое брёвнышко помечу знаком «СП». Для этого таскаю за голенищем тряпку-суконку, пропитанную керосином с сажей. Отпуская выписанную по ле-сорубочному билету деловую древесину, метим ее разрешающим знаком — пяти-конечной звездой.

Примерно тем же самым занимаюсь и в феврале. Ближе к весне, в марте, начинаю подготовку к весенним по-садкам. Точу инструменты — мечи Колосова. Названы так по имени инженера-изобретателя. Своей формой они и впрямь очень похожи на обоюдоострые мечи. Ими копают лунки в земле. Ещё изготовляем лотки-севники, ремонтируем старые. Эта посуда из коры, щепы, без од-ной стороны, вроде корзинки. Применяется для носки хрупких саженцев при посадке.

К этому сроку в лесничество начинают приезжать на лето сезонные рабочие. Лесник их оформляет на работу, заключает с ними трудовые договоры. Среди них много женщин из окрестных сел. Сезонники пропалывают пи-томники и сажают молодой лес.

В середине апреля, смотря по погоде, начинается посад-ка саженцев в питомнике, сначала в сухих местах, затем

Клейма лесной охраны, 1950 г.

— по всей площади. Далее — обработка питомников, прополка, опрыскивание от вредителей. Система — трёхпольная. Где копали — удобряют. На втором поле — всходы. На третьем посадкам уже год (годки). Ручная посадка одно-леток, машиной (лесной сеялкой) — двух-трёх-летних саженцев. Чтобы сажен-цы не сгорели на солнце, их накрывают специально изготовленными щитами, хворостом, тем, что есть под рукой. При необходимости их ещё раз опрыски-вают для защиты от вредителей смесью воды с негашеной известью и медным купоросом. Проводят последующий уход за посадками. Из-за погодных условий вся эта работа может растянуться и перейти на май.

В июне рабочие лесничества ухажива-ют за молодым лесом. Первый этап : осветление саженцев — около сосёнок, дубов в возрасте 810 лет вырубают-ся рядом стоящие малоценные деревца, мешающие расти посадкам. Второй этап : прочистка саженцев 1020 лет. Работа аналогична осветлению. При этом осина, берёза и другие породы убираются. Третий : прореживание деревьев 2040 лет. Срубленные сосен-ки, дубки (слеги) используются в хозяй-стве. За правильностью выполнения  всех  операций следит лесник.  Деревья,

Заготовка леса в Зубово-Полянском районе, 1980-е гг. Фото из энциклопедии "Мордовия".

добытые в период от осветления до прочистки, считаются «неликвидным» ма-териалом. Начиная от прореживания до проходной и санитарных рубок — де-ловая древесина. Четвертый этап : проходная рубка. Деревьям уже от 40 до 60 лет. Отбираются больные растения, суховершины. По характеру рубка почти санитарная. Например, из пяти деревьев убираются два.

Июль. Середина лета. Продолжается уход и рубка. В хвойных лесах сбор (под-сочка) смолы-живицы. Пятый этап : санитарная рубка. Деревья старше 60 лет. Снова отбирают больные деревья. Заключительный этап, шестой : сплош-ная рубка. В зависимости от погоды она может перейти на август и продол-жаться до осени.

В сентябре, октябре снова начинается заготовка семян, шишек сосны, желу-дей дуба, бересклета (каучуконоса). Отводят делянки, ведут перечет леса и от-пуск его потребителям. Вспашка под зябь питомников.

Такой график выдерживали лесники в 194050-е годы. Отклонения от режима работы зависели только от климатических условий.

Рисунки В. Колмыкова.

По материалам книги В. Колмыкова "Жизнь леса."

Рассказ о леснике Тюркине Е. Н.

На первую страницу

На страницу Лес шуметь не перестанет