Очерк о мордве села Болдово > Зубова Поляна (Мордовия)

Женщины-мокшанки  Инсарского  уезда  в  праздничной  одежде.  Фото М. Евсевьева, 1920-е гг.

А. Шевелевич

Село Болдово Инсарского уезда в конце XIX века

(статья 1890 г.)

"Живя более двух лет в мордовском селе Болдове, я решился написать очерк, чтобы познакомить читателей с этим народом, имеющим свои своеобразные верования и обычаи.

Село Болдово, состоящее из 800 ревизских душ, а наличными — до 1 400 мужского пола, расположено в верховьях речки Инса-ры. Место, где теперь расположено село, ранее было покрыто сплошным лесом. Остатки прежних лесов ещё и до сих пор за-метны. Начиная версты две от села, тянется на северо-запад сплошной лес верст на 7, перерываясь кое-где глубокими овра-гами и изобилующей массой прекрасных родников : есть между прочим очень много железистых. Особенно хорош так назы-ваемый гремучий родник, расположенный живописно в чаще леса, бьющий из горы и обладающий прекрасною водою.

Село Болдово расположено в три улицы, перерываясь в самой середине речкой Инсарой. Одна из улиц тянется по левому бе-регу, другая параллельно ей — по правому, а третья, начиная от правого берега реки, тянется на юг. В селе две церкви — ста-рая и новая, из которых последняя поражает своею грандиозностью снаружи и великолепием внутри, а вторая небольшая ста-рая церковь построена в 1833 году.

В селе — волостное правление, земская школа, основанная 4 года назад, земский фельдшерский пункт и квартира полицей-ского урядника. Село Болдово, как известно из преданий, получило название от места поляны, на которой раньше жила мордва.

Во время всеобщего крещения мордвы была построена Православная церковь : церковная утварь и три колокола были пода-рены императрицею. Эта церковь в 1820 г. сгорела. А один из колоколов весом в 5 пудов 19 фунтов сохранился и поныне, по-мещаясь на колокольне вновь выстроенного каменного храма во имя Св. Николая Чудотворца. На этом колоколе надпись «Лит в гор. Екатеринбурге в 1751 г.». Этот год свидетельствует, по всему вероятию, о времени крещения мордвы села Бол-дова.

Памятником бывшего язычества в настоящее время служит старое кладбище, находящееся неподалеку от села на пригорке, где покоятся предки-родоначальники мордвинов. А также масса курганов за селом, расположенных рядом и образовавшихся вследствие того, что мордва рыли под землей тоннели, где прогоняли свой скот, будучи убеждены, что этим они спасают его от падежа. Во время прогона скота над сводом зажигали «живой огонь», добывая его трением дерева об дерево и образуя большой костер, горевший во все время прогона скота. <...>

В настоящее время трудно представить полную, верную картину мордовской мифологии, с одной стороны, потому что нет письменных памятников, а с другой — из-за скрытности, составляющей отличительную черту мордвы... Но мне удалось узнать от старых людей достаточно верные сведения. Мордва придерживалась дуалистического воззрения — верили в добрых и злых богов. Главный бог у мокши — бог Света, называемый Шкабавас, или Шкай. Этот бог по их понятиям бог невидимый, живу-щий на небесах, источник всех благ на земле, почему у мокши он еще называется Трякамкай (господь-кормилец). У Шкая был сын, занимающий второе место в ряду богов... Главный злой бог назывался Мастор-Паз, живущий под землей, в бездне, враж-дебный доброму богу. Поклоняясь верховному богу Шкаю, мордва обожествляла и небесные светила: солнце, луну, звезды.

Будучи язычниками, мордвины благоговели пред Николаем Чудотворцем, почитая его под именем Николай-Паз. Мордва представляла своих богов в виде незримых, неизобразимых духов, поэтому она не имела идолов, истуканов. Служение как доб-рым, так и злым богам состояло у мордвы в приношении жертв. Они в известное время закалывали гуся или овцу, или же бы-ка, купленного на общественные деньги : последнее считалось самой любимой жертвою. Эти жертвоприношения назывались молянами, которые ведутся и доныне. Обращенные в православие мордвины надолго сохраняют языческие обычаи.

Сроднившись с верою, наследованною от предков, человек, меняя ее, конечно, терпит нравственный перелом, следы которого остаются надолго. Так случилось и с мордвой. Приняв православие, они в большинстве перестали поклоняться небесным све-тилам и своим прежним богам, но языческие обряды у них держатся и доныне. Человеку гораздо легче переменить саму веру, чем обряды, в которых она выражается. Мордовские моляны в прежние времена льстили чувственности, сопровождаясь пляской, пиршеством и т. п.

Обыкновенно в нашем селе моляны проводят три раза в год, и именно весной. Первый — вскоре после Пасхи, второй — на первый день Троицы, третий — на Петровское заговение... Местом мордовских молян служат открытые места где-либо за се-лом около родника.

Из других языческих обычаев, соблюдаемых в настоящее время, можно упомянуть о «керемети», которая совершается в пер-вое воскресенье после сентябрьского новолуния, т. е. по уборке хлебов. В прежние времена «кереметь» означало место жерт-воприношения злым богам, верховному Мастор-Пазу. Для этого выбирались самые глухие места в чаще леса, посреди кото-рого устраивались столы, где и совершалось заклание животного.

В настоящее же время «кереметь» совершается уже каждым домохозяином отдельно дома, причем закалывают или гуся, или овцу, варят брагу и т. п., как бы благодарят бога за урожай хлеба, за избавление от пожаров и т. д.

...В искоренении религиозных обычаев должна быть особая осторожность. Эти обычаи, нажитые веками, вошедшие в плоть и кровь, не могут быть уничтожены вдруг. И крутые меры могут привести к совершенно противоположной цели. Нужно дейст-вовать путем убеждений.

Мордва-мокша, населяющая Болдово, считают себя потомками князя Тюштяна, про которого у них сложилось много песен. Народ этот насколько кроткий и послушный, настолько же злой, вспыльчивый и мстительный. Несмотря на то, что в настоя-щее время чуть ли не в каждом мордовском селе есть или земская, или церковно-приходская школа, устроенная, собственно, для их обрусения, но все-таки процент грамотности между ними очень минимальный, и говорят они весьма плохо по-русски, в особенности женщины, с которыми сговориться о чем-либо представляет большую трудность. Военная служба и уход на зара-ботки за Волгу так же не имеют на них особого влияния. Вернувшись, они снова приходят в свое состояние.

Обрядовая сторона. В прежние времена мордва имела оригинальное обыкновение давать имя ребенку, смотря по месту, где находился отец младенца во время его рождения : если отец был в лесу, то младенца называли Вирясь (от вирь — лес), если в поле — Паксяв, если во время сева — Видяк, если же на гумне — Тингай. По принятии христианства языческие имена пе-решли в потомственные фамилии.

У них бывает особый род свадьбы, называемый самокрутки, т. е. когда жених крадет себе невесту; это делается, чтобы же-нитьба стоила дешевле.

Главное занятие жителей Болдова — земледелие, но вследствие плохих урожаев масса мордвы стала уходить на заработки, что ранее было исключительным случаем : владея в прежние времена обширными лесами, занимаясь охотой на диких зверей, пользуясь естественными богатствами природы, мордва ни в чем не нуждалась. <...>

Вспомогательные промыслы : выделка овчин, приготовление поташа, лесные работы. Мордва и до сих пор страстные охот-ники до дичи, в особенности до зайцев".

Опубликовано : "Село Болдово, Инсарского уезда (Этнографический очерк)"
 Пензенские  губ. ведомости. 1890. № 227, 230, 233
.

Статьи о мордовском народе российских учёных и этнографов XVIII-XIX веков

На первую страницу

Смотрите подробности эротические рассказы тут .