Картины мордовского быта > Зубова Поляна (Мордовия)

Мордва-мокша Пензенской губернии.
Рисунок Д. Трунова из журнала "Древняя и новая Россия", 1878 г.

Н. Прозин

Картины мордовского быта

(статья 1865 г.)

У мордовушки было пять сынов,
Одна девушка Пелагеюшка;
Ни с гостяй в гостяй она скучилась,
Знать, просватала ее матушка
За детинушку, за Ефимушку.

             (Из  мордовской  песни)

...Было шесть часов вечера, когда я въехал в село. Постройки везде новые, избы большие, но все с одним окном, кое-где только есть в два; на конце длинной улицы виднелась большая каменная церковь. Около одной избы стояла целая толпа мо-лодых девушек, по всему заметно, в праздничном наряде. Они пели песни, а одна из них стояла в отдалении скрестивши руки и выделывала ногами разные антраша. На ней были новые сапоги, а на груди, на поясе и на голове столько было разных мед-ных побрякушек, что при каждом ударе ногами все они встряхивались и звенели как колокольчики. Кое-где около этого хоро-вода похаживали парни в белых рубахах, отороченных на рукавах чем-то красным.

Ямщик как будто предугадывал, что я хочу ему сделать вопрос.

— Ведь нынче воскресенье, — проговорил он, — работать пошабашили, вот и гуляют.

— А любят они веселиться? — спросил я у ямщика, чтобы поддержать разговор.

— Любят, да что им, — произнес он, полуоборотившись ко мне с козел, — хлеба у них земля родит помного, вот теперь за селом-то страсть что адоньев; у иного мордвина по десяти лет адоньи-то стоят и то не трогает; скотины залишком. Народ богатый — они богаче русских-то живут.

— Да отчего же это так?

— Да так, — продолжал ямщик, — где земля плоха, уж мордвин не селится, опять же, значит, народ работящий. А ведь они вот теперь с Благовещенья все из деревни уйдут.

— Куда же они уходят?

— В лес; так там и живут, а как чуть потеплеет, во всей деревне только и останется, что с пяток что ни есть древних стариков, а то все — и большие, и малые в лесу поселяются; там и еда у них, и все, значит, пристроено. Известно, лесной народ... Они из леса и пахать ездят, у них в лесу и сохи, и бороны, и лошади там.

Он остановил лошадей; мы были у ворот большой избы.

— Сюда зайдем, что ль? — спросил он меня.

— Да хорошо ли тут остановиться?

— Изба просторная.

— А как зовут хозяина?

— Василием, — отвечал он. — Мужик богатый, его все село почитает. <…>

Василий был мужчина высокого роста, плечистый, с крупными и выразительными чертами лица, на голове виднелась поря-дочная лысина, и седая борода закрывала чуть не половину груди. На нем была белая чистая рубашка, подпоясанная красным поясом. Он стоял молча на крыльце и по-видимому дожидался разговора. Ямщик заговорил с ним по-мордовски; Василий что-то ответил ему и указал рукою под навес. Я догадывался, что речь шла о том, где удобнее поставить лошадей, и моя догадка оправдалась. <...>

— А ведь у вас большое село? — спросил я Василия, чтобы как-нибудь начать с ним разговор, потому что мне очень хотелось выпытать от него кое-что о мордовском житье-бытье.

— И... и какое большое, — отвечал Василий.

— Ты здесь давно живешь?

— Родился здесь.

— И чем же ты занимаешься? Только хлеб сеешь?

— А что еще делать-то? Хлеб сею, продаю, сами сыты, постояльцев пускаю, у меня мед есть, чего надо еще?

Мордва, сколько я мог заметить из слов Василия, большие любители до пчеловодства. Чуть мордвин побогаче, уж у него непременно есть несколько ульев. У Василия был большой пчельник в лесу, около самого села.<...>

Что касается мордовок, они очень неразговорчивы с русскими, а приезжий чиновник от них и слова не добьется кроме обык-новенного аф (нет). Мордовки, сколько я мог заметить, рослы, крепко и довольно стройно сложены, черты лица имеют прият-ные, открытые, а глаза большею частью голубые при светло-русых волосах. Мужчины гораздо словоохотливее женщин, и большая часть хорошо знает русский язык. Они отличаются правильными и крупными чертами лица.

Из разговора с Василием я узнал, что мордва очень любят звериную охоту... Редкий мордвин не охотник; почти у каждого из них найдется в доме ружье и запас дроби. Они имеют очень верный глаз и стреляют изумительно метко. Убить на лету птицу для охотника-мордвина ничего не значит, а охота на медведя, на которого мордвин нередко один отправляется, без товарищей, доказывает в нем немалое присутствие духа и храбрости.

Самый способ медвежьей охоты придуман мордвином несколько особенно: мордвин употребляет для этого только рогатину, к которой приделаны острые железные концы, и большой нож. Когда охотник борется с медведем при помощи рогатины, то он старается выбрать удобную минуту подвести к тому месту, где воткнут в землю рукояткой вниз нож, и потом отнять вдруг рогатину от упирающегося медведя и этим заставить его упасть на острие ножа. <...>

В избе, где я ночевал, мордва проснулась еще до рассвета. Старуха начала затапливать печь, а две молодые мордовки приня-лись усердно стряпать и беспрестанно стучали посудою... Я скоро встал. Стряпня продолжалась довольно долго. Часов в пять начали печь блины. Блины любимое кушанье у мордвина; ни один праздник не обойдется у него без блинов. Мордва печет блины из гороховой муки очень большие и толщиной каждый чуть не в палец. Они едят их с маслом, приготовленным из кис-лой сметаны... Когда пришел Василий, я спросил его, по какому случаю они пекут сегодня блины, и он объяснил мне, что они собираются поминать умершего родственника. <...>

Домашняя утварь, употребляемая мордвою в ежедневном обиходе, состоит точно так же, как и у русских крестьян, из деревян-ной и глиняной посуды. Черный хлеб мордва месит и печет точно так же, но употребляет для соления его гораздо больше соли, нежели русские крестьяне... Вообще избыток соли в мордовских яствах есть существенное характеристическое отличие их вкуса...

Из овощей мордва предпочитает картофель и тыкву; тыкву они заготавливают даже на зиму и пекут ее в печке, срезая вер-хушку и очищая семена; они парят ее также в горшках, закрывая горшки сковородкою. Мордвин большой охотник до ветчины, но мордовская ветчина слишком жирна. Из мясной пищи они почти исключительно употребляют свинину, иногда баранину. Самое же лакомое блюдо мордвина составляют пареные зайцы и зайцы вареные с луком в кашице из пшенной крупы. <...>

Мордва очень любит детей; эта любовь не чужда впрочем некоторого расчета, потому что они видят в детях подрастающих ра-ботников; любовь доходит до того, что они с особенным желанием и удовольствием берут к себе в приемыши чужих детей и платят за это деньги, принимая на себя различного рода обязательства в отношении незаконнорожденных детей. <...>

Мордва народ не торговый, а если иногда и выезжает на базары, то продает исключительно волчьи кожи, заячьи меха, стреля-ную дичь или предметы домашнего хозяйства, как, например, масло или яйца. Все торговые обороты мордвина не идут дальше покупки небольшой партии рогатого скота, который он забивает и солит, а сало продает большею частью в виде сырца на салотопни. Мордва часто разводит коз, которых употребляет в пищу. Водка в большом употреблении между мордвою...

Мордвин очень понятлив и одарен хорошими способностями. По крайней мере те из них, которые отправляют в селах и дерев-нях какие-нибудь общественные должности, всегда отличаются строгою обдуманностью и рассудительностью в деле.

Опубликовано : "Картины мордовского быта".
 Пензенские  губ. ведомости. 1865. № 39—40; 1866. № 23, 24.
.

Статьи о мордовском народе российских учёных и этнографов XVIII-XIX веков

На первую страницу