Историко-этнографические известия о мордве > Зубова Поляна (Мордовия)

Мокшане в праздничной одежде.
Село Карсаевка Чембарского уезда Пензенской губернии. Фото М. Евсевьева, 1920-е гг.

И. Дубасов

Историко-этнографические известия о мордве, населяющей Тамбовскую губернию

(статья 1880 г.)

"Мордва, населяющая в настоящее время в количестве нескольких десятков тысяч человек северные уезды Тамбовской гу-бернии, бесспорно, принадлежит к коренным Тамбовским обитателям. Как народ издавна политически слабый... подобно Там-бовской мещере, в настоящее время уже совершенно обрусевший, он не имеет своих письменных преданий, и потому теперь нет никакой возможности составить себе ясное представление о прошедших судьбах этого добродушного, трудолюбивого, но обиженного историей народа. А указания на мордву в русских летописях настолько кратки и неясны, что по ним ничего нельзя сказать относительно мордвы. Между тем это одно из самых многочисленных финских племен в России (700 тыс.), когда-то тревожившее своими набегами русские удельные княжества : Рязанское, Суздальское и Нижегородское, такое племя, которое и по присоединении к Москве долго имело своих князей, помогавших московским царям в их войнах или же враждовавших с ними...

Что мордва издавна раньше русских населяла теперешнюю Тамбовскую губернию, это доказывается мордовскими названиями местных городов, сел и урочищ. Само название губернского города Тамбова есть, по всей вероятности, мордовское.

По-мордовски Тамбов значит "омут". Недалеко от Тамбова есть речка Нару Тамбов. Справляясь с мордовским словарем, мы узнаем, что Нару Тамбов значит "травяной омут", а это как раз подходит к свойствам названной нами речки. В 90 верстах от Тамбова есть село Пичаево. И это название несомненно мордовское. Когда-то, очень давно, один мордовский князь кочевал на месте этого села. Тут у него умерла любимая жена, и в память ее огорченный князь вырезал из дерева ее статую, Пич-аву, т. е. сосновую бабу. Недалеко от Тамбова еще есть много местностей, носящих мордовские названия. Вот некоторые из них: посе-лок Ляда (от ляй — ручей), Итляй (иде-ляй, ребячий ручей), Сюмо-ляй (корыто-ручей), Пичеяр (сосновый овраг). <.„>

По преданию, последним мордовским князем был некто Тюштян. Это был правитель справедливый, который судил преступ-ников по правде, не послабляя никому, и в особенности жестоко наказывал воров. За кражу малейшей вещи он приказывал ве-шать преступников на виселицах. О смерти Тюштяна рассказывают так. Когда пришло время ему умереть, он предложил сво-им подданным вопрос : умереть ли ему перед глазами их или удалиться от них куда-нибудь живому и там умереть ? Народное собрание на это со слезами объявило ему : «Очевидная смерть твоя будет для нас несравненно прискорбнее неизвестной твоей отлучки. После видимой смерти твоей нам не останется никакого утешения, а если ты уйдешь куда и умрешь там, то мы будем ожидать твоего возвращения».

Тюштян послушался народа и ушел неизвестно куда, а на память о себе оставил мордве свою трубу в кустарнике, близ города Керенска, Пензенской губернии. В случае непогоды, когда шумел ветер, труба эта издавала звуки, и народ, слыша это, с ра-достью говорил : «Царь наш ещё жив». <...>

Как народ политически слабый мордва издавна была притесняема другими народами, от которых находила верное убежище среди непроходимых лесов, еще и доселе отчасти сохраняющихся в северных уездах Тамбовской губернии. Свежее всего в памяти мордвы сохранились предания о нападениях ногайских татар. Из эпохи этих нападений сохранились даже некоторые песни, содержанием своим указывающие на скорбное положение и бедствия этого народа.

Неизвестно, в каком именно году Тамбовская мордва обращена в христианство. Есть местное предание, что это обращение по-следовало между 1724 и 1744 гг., и притом в разных местах в разное время.
(Более ранние попытки обращения мордвы в христи-анство окончились, как это видно из участи Рязанского архиепископа Мисаила, весьма неудачно. — Примеч. авт.) Так, в селе Пок-ровских Селищах сначала обращено было в христианство 9 семейств, и та часть селения, где живут потомки этих семейств, и доселе называется Рузонь Кура, т. е. Русская Слобода. При обращении мордвы в христианство правительство выдавало почет-нейшим новокрещенам серебряные кресты величиною с полтинник. Такой серебряный крест и до настоящего времени сохра-няется в селе Новых Выселках у одной женщины, а ей он достался от прадеда-новокрещена. Кроме того, новокрещенам даро-вана была правительством на короткое время льгота от рекрутской повинности.

Самый старинный храм в Тамбовской мордовской стороне — это церковь Покрова Пресвятой Богородицы в селе Покровских Селищах, построенная в 1756 г. Церковь эта сооружена была из дерева и за счет местных жителей. Правительство же присла-ло в новопостроенную церковь колокол, на котором имеется следующая надпись : «Лит в Екатеринбурге в 1751 году, 7 пуд. 35 фунт».

До обращения в христианство мордва исповедовала многобожие. Еще и доныне у них есть предание о многих их прежних богах. Главнейший мордовский бог назывался Вярде-Шкай. Но ему мордва почти никогда не молилась, считая его существом слиш-ком недоступным для людей. Остальные боги, по их понятию, существовали попарно. Например : Мастор-атя (отец земли) и Мастор-ава (мать земли), Ведь-атя (отец воды) и Ведь-ава (мать воды), Пакся-атя (отец поля) и Пакся-ава (мать поля), Калдаз-атя (отец двора) и Калдаз-ава (мать двора), Куд-атя (отец дома) и Куд-ава (мать дома). <...>

Общественное богослужение совершалось у мордвы в лесах. Еще за несколько дней до него жители всего села, а иногда не-скольких сел, варили пиво, жарили мясо, пекли пироги и все это в определенное время приносили в лес, где и должно было со-вершаться богослужение. Когда все являлись на место, почтеннейший из них, залезал на вершину какого-нибудь высокого де-рева, а остальные, став на колени, молились ему такими словами : «Вярде-Шкай-атя, тук тейнек шумбра параши», т. е. «Все-вышний Боже-отец, дай нам доброе здоровье». Тогда сидевший на вершине дерева громогласно отвечал : «Дам, дам !». Потом молившиеся просили у Вярде-Шкая, т. е. у лица, его изображавшего, урожая хлеба, многочисленного и крепкого скота и других сельскохозяйственных благ и на все молитвы получали сверху тот же ответ : «Дам, дам !». По окончании молитвы начинался всеобщий пир. <...>

Замечательно, что мордва еще в период язычества почитала за праздники дни св. Николая. <...>

Надобно заметить, что мордва и в настоящее время не совсем еще освободилась от языческих верований. Правда, внешним образом они выражают самую усердную привязанность к Православной церкви : соблюдают посты, любят церковное благоле-пие, большие мастера звонить по праздникам на колокольнях, но от этого до истинного христианства еще далеко.

В настоящее время мордва имеет самые странные понятия о приличии. Молодая мордовка ни за что не покажется свекру или другому какому-нибудь пожилому мужчине босая и без головного покрывала. С этой целью мордовки даже спят в обуви, в лап-тях или же в больших сапогах с напуском. <...> В течение нескольких первых лет после брака молодые стыдятся разговари-вать между собою при посторонних о чем бы то ни было. <...>

(Статья эта составлена на основании записок одного природного мордвина, Зарубкинского (Спасского уезда) волостного старшины Б. А. Мурзаева. Это был человек замечательно начитанный и умный. За свою записку о тамбовской мордве он получил звание члена-корреспондента от Импе-раторского Географического общества. К сожалению, Б. А. Мурзаев был малообразован и потому записки его, далеко не литературно составлен-ные, не могут явиться в печати. — Примеч. авт.).

Напечатано : "Историко-этнографические известия о мордве, населяющей Тамбовскую губернию",
Тамб. губ. ведомости, 1880. № 52, 53.

Статьи о мордовском народе российских учёных и этнографов XVIII-XIX веков

На первую страницу