Ширингушское городище > Зубова Поляна (Мордовия)

И. Дубасов

Ширингушское городище

(статья 1880 г.)

"В последнее время русская историческая наука обратила особенное внимание на так называемые городища, кладовые горы, курганы, древние урочища и могилы. Отдавая полную справедливость высокому научному интересу такого реального отноше-ния представителей русской археологии к отечественной старине, мы в то же время не можем не заметить, что эта великая историческая работа только начинается и что наши почтенные археологи стоят в главе такого дела, окончание которого предвидится только в самом отдаленном будущем.

Мысль об этом явилась у нас вследствие недавнего нашего путешествия в северные уезды Тамбовской губернии. <...>

Городищ особенно много рассеяно в Спасском уезде Тамбовской губернии. К сожалению, все они совершенно неизвестны пред-ставителям русской исторической науки и никогда не подвергались правильным научным раскопкам. Правда, изредка прони-кали в эти городища исследователи с кирками, мотыгами и лопатами, но то были не ученые люди, а хищники — отрыватели кладов. Работа их шла по ночам, втихомолку, рыли они наугад, в одном каком-нибудь месте, и потому результаты их деятель-ности были вовсе несерьезные, хотя им и удавалось кой-когда находить старые московские и иные монеты, в настоящее время большею частью служащие украшением для спасских мордовок и татарок.

Одно из спасских городищ, едва ли не самое интересное, пришлось видеть и нам в июле прошлого 1879 г. Путь наш лежал от фабричного села Ширингуши к деревне Жуковке, на пространстве 9 верст. Всю дорогу нельзя было не любоваться окрестны-ми видами, действительно замечательными. Местность подымается все выше и выше и сплошь покрыта великолепным хвойным и лиственным лесом. Местами открываются глубокие овраги, почти до самого дна усеянные крупным и мелким кустарником. Наконец, сквозь чащу деревьев глянула на нас мордовская деревня Жуковка, проезжая чрез которую мы не-вольно заинтересовались огромными крестьянскими избами с ярко раскрашенными коньками и окнами. Припомнились нам в то время убогие села всей северной, средней и южной Руси, с соломенными крышами и плетневыми заборами, и естественно, являлась у нас мысль о том, что тамбовская мордва вовсе не такое бедное и ничтожное племя, как привыкли у нас думать... Приятное впечатление усиливалось от окружавшей деревню Жуковку местности. Мы ехали по таким местам, которые сде-лали бы честь любой стране и которых на нашей однообразно-равнинной родине встречается так мало.
 

Cредневековое мордовское городище.
Рисунок из сборника этнографических очерков "Мордва"

Городище, как оказалось, редко посещалось окрестными жителями, потому что к нему не было ни дороги, ни даже торной тропинки. Ехали мы по без-дорожью, и вот перед нами открылся довольно высокий вал со рвом. Вал проехали мы без всяких затруднений, потому что как раз попали на то место, где в старину, очевидно, был въезд. Вслед затем по сторонам постоянно ста-ли попадаться нам волчьи ямы, более или менее глубокие... Некоторые из этих ям оказались такой глубины, что в них свободно мог укрыться взрос-лый человек. Затем мы проехали второй вал, тоже со рвом, и опять пошли волчьи ямы. Наконец мы пешком уже спустились в довольно глубокий овраг и из него поднялись в самое городище.

Городище представилось нам высокою площадью в форме неправильного круга, опоясанного в два ряда рвами, в настоящее время большею частью разрушенными. Длина его примерно сажень 80, а ширина сажень 60. В сере-дине городища находится глубокая воронкообразная яма, по-видимому, быв-ший колодезь. Местами попадаются там и другие ямы, но они, очевидно, позднейшего происхождения и были выкопаны искателями кладов.

С двух сторон городища проходят два глубоких, аршин в 25, оврага, которые сходятся на юго-западе под углом, и с восточной стороны прорыт искусственный овраг. Вся эта местность сразу производит сильное впечатление громадностью земляных работ и невольно наводит на мысль о былой жизни ее обитателей и о необходимости правильной ее разработки.

После общего осмотра городища мы стали ходить по валам и искать там каких-нибудь признаков давно прошедшей безвестной теперь жизни. Поиски наши, к сожалению, не дали нам каких-либо особенно важных результатов. Но мы видели всюду массу совершенно разрушившегося кирпича, камней и мелкого угля. Ясно, что в старые годы в Ширингушском городище было много жилых построек, которые в неизвестное для нас время были разорены и сожжены кем-то...

Между тем, пока мы производили свои исследования, нас окружила целая толпа мордвы из Жуковки.

«Что за люди жили тут ?» — обратился я с вопросом к одному мордвину.

«Сказывают старики, — получил я в ответ, — король на этом месте жил, а звали его Зильбей Васильевич. Много силы было у него... целых 17 тысяч. Зильбей Васильевич был недобрый человек, он грабил все без разбора, и города, и села, и монастыри. Жутко было от него не только в этих местах, а и в дальних : в Крым даже заходил Зильбей».

«Стало быть, — спросил я, — богат был Зильбей Васильевич ?»

«И не говори, — ответил мне словоохотливый мордвин, — казны у Зильбея было видимо-невидимо. Мой дед сам искал клад в этих местах и раз совсем было завладел им, да испугался : уж очень много увидел золота — целых 40 бочек».

«Куда же девался Зильбей ?» — полюбопытствовал я.

«Недобрым нажитое впрок нейдет, — начал философствовать мой собеседник. — Долго жил в свое удовольствие Зильбей, наконец пришла беда и на него. Войско подступило вот к этому самому городищу, должно быть, царское было это войско, ну и взяли Зильбея, и все 17 тысяч забрали, а самые хоромы пожгли и с землей сравняли. Повезли потом Зильбея со всем его вой-ском в Казань и там, надо быть, казнили».

В это время вмешался в разговор другой мордвин : «Зильбей жил не в этом месте, а в другом городище, подалее. Здесь жил Тюштян (
имя мордовского самостоятельного князя, доселе известного всей мордве. — Примеч. авт.). Была у него в этих местах труба такая, в земле вырытая, и струны в ней были прилажены. И как начинался ветер, труба сама играла».

«Стало быть, — спросил я, — хитрый человек был этот Тюштян ?»

«Волшебник он был, — отвечал мне новый мой собеседник. — Тут недалече есть Шатрово озеро. Рыба в том озере есть, а лягушек нет. Смекай теперь, отчего это так вышло. Около Шатрова озера были шатры у Тюштяна. Раз, во время жаркого лета, заснул он в своем шатре. Время шло к вечеру. Только лягушки в озере и начали квакать. Тюштян проснулся от этого и проклял их; утром все озеро покрылось льдом, толщиною в четверть аршина, и с тех пор лягушки в Шатровом озере совсем перевелись».

«Этот Тюштян не был ли мордовским князем ?» — предложил я вопрос.

И в ответ услышал следующее : «Тюштян был последним мордовским князем. Пошли у мордвы разные ссоры, непорядки. Тюштян и сказал тогда своим людям : «Уйду я от вас, живите сами по себе, а на память о себе я оставлю вам трубу. Как за-играет в ней ветер, стало быть дух мой с вами. А как молчать будет труба, тогда значит я совсем удалился от вас, так вы это и знайте». Сказал эти слова Тюштян, а сам обернулся в сороку и улетел...».

«Еще чего не сказывают ли про ваши места ?» — обратился я к толпе.

«Разное сказывают, — ответили мне. — Сказывают и то, что в этих местах, кроме Зильбея и Тюштяна, жили 7 братьев и всех их звали Кудеярами (
Кудеяр — слово мордовское. Составлено оно из двух слов : куд — дом, яр — овраг. Поэтому Кудеярами издавна называли у нас разбойников, живших, как известно, в разных лесных трущобах и оврагах. — Примеч. авт.). У каждого брата был свой городок, но все они жили сообща и слушались своего старшего брата, который жил на этом самом месте. Все 7 братьев хоть были и разбойниками, а люди были добрые. Бедного народа они не обижали, а заместо того, при случае, даже помогали ему. Да и как не помочь ? Казны у них слишком уж много было. Недалече от этого самого городка есть кладовая гора, в кото-рой спрятаны Кудеяровы бочонки с деньгами. Только клад этот никому не дается в руки, заповедь на него положена Кудеярами, и видеть его, этот клад, можно только раз в год, в заутрени светлого праздника».

«Что же, — перебил я рассказчика, — бывал кто-нибудь из вас на кладовой горе в заутрени светлого праздника ?»

«Мы-то не бывали, потому страшно, а прежде нас точно был там один человек из деревни Крутовки. Взошел он на гору — ничего. Полез в яму, а сам молитву читает, все пока ничего. А из ямы-то и теперь есть длинный такой ход к самому кладу. По этому ходу и пополз тот человек и вдруг видит большую комнату и все-то в ней золото, да серебро, да разные дорогие камни, а взять ничего нельзя было, потому по комнате ходили солдаты с ружьями... Как увидал он это, так и обмер. Однако кое-как выбрался на свет божий. С тех пор до самой своей смерти, а умер он с год назад, прохворал он. Когда умирал, другу и недругу заказал не ходить на кладовую гору».

Я уже собрался оставить городище, как один крестьянин из Жуковки предложил мне новое объяснение происхождения рассмотренного мною интересного укрепления.

«Тут недалеко, — сказал он, — идет на Шацк старинный тракт, называется он казацкая дорога. Стало быть, в старину казаков тут было немало. Уж не их ли была работа этот самый городок ?»

Так как день клонился уже к вечеру, то я счел неудобным производить дальнейшие расспросы относительно Ширингушского городища и возвратился в село Ширингуши.

Через неделю после этого мне опять удалось побывать в деревне Жуковке. Крестьяне встретили меня как старого знакомого и охотно проводили на городище. Целый час проходили мы тут, разыскивая то место, где, по словам моих проводников, в стари-ну были «королевские хоромы». Ничего, однако, не нашли. Между тем старики божились, что они сами помнят огромный подвал этих хором, выложенный камнем, до дна которого не могла достигнуть самая длинная жердь.

Во время прогулки по городищу... я спросил своих спутников : «Не находили ли тут каких-нибудь старинных вещей ?».

И на это получил в ответ : «Как не находили, находили разные вещи : и жернова, и медную посуду, и оружие разное, и молотки, и топоры, и деньги. Однажды нашли даже кувшины и горшки, а в них были пироги с начинкою из капусты. Только как при-тронулись к этим самым пирогам, они и рассыпались. Так мы и не покушали старинных пирогов», — сострил рассказчик.

Возвращаясь после этой экскурсии в пункт моего отправления, в село Ширингуши, я нарочно заехал в деревню Жуковку по-расспросить, нет ли у кого из ее жителей каких-нибудь старинных вещей из городища. При случае я желал кое-что и купить. Поиски мои, однако, были не особенно удачны. Жуковские крестьяне говорили мне, что старинных вещей много в селе Пич-панда, а у них почти нет, потому что в этих местах они поселились только 6 лет назад. Как бы то ни было, мне удалось при-обрести в деревне следующие вещи : небольшой каменный молоток, по-видимому, относящийся к каменному веку; железный топор особенной, продолговатой и узкой формы с круглым отверстием для топорища; железное копье и такую же пряжку с медными и серебряными мелкими украшениями. Копье и пряжка, по всей вероятности, относятся к сравнительно поздней-шему времени, потому что отличаются довольно искусной работой, хотя и сильно изъедены ржавчиною. Между тем каменный молоток и топор, несомненно, очень древни.

Познакомившись с внешним видом Ширингушского городища, я, естественно, задавал себе вопрос : кто устроил его и кто были первоначальные его обитатели. <...>

Местные предания о городище оказались, конечно, слишком сбивчивыми и недостаточными источниками для его истории. Тем не менее, на основании некоторых данных, выработанных новейшими русскими археологами, в качестве любителя рус-ских древностей и я предложу несколько своих соображений, в той уверенности, что могу принести своего рода пользу русской археологии хоть тем, что, может быть, привлеку на Тамбовскую губернию с ее городищами внимание специалистов по дан-ному вопросу.

Ширингушское городище, по моему мнению, принадлежит к той эпохе, когда еще не знали огнестрельного оружия. На это ука-зывает отсутствие бастионов в его обширных земляных укреплениях и самая форма главного городища, приближающаяся к форме круга. Мнение это кажется нам тем более вероятным, что в Ширингушском городище и его окрестностях, по словам местных старожилов, никогда не находили огнестрельного оружия, между тем пики, сабли, косы, ножи и топоры были находи-мы весьма нередко. Древнее происхождение городища подтверждается также и местными преданиями о Тюштяне, который, как известно, был мордовским князем еще в эпоху самостоятельности мордовского народа. Если же это так, то основателями и первоначальными обитателями Ширингушского городища должны были быть мордва или мещера, исконные жители нынеш-него Спасского уезда, так как трудно предположить, чтобы в эпоху, предшествовавшую изобретению огнестрельного оружия, т. е. до XIII века, в нынешнем Спасском уезде были какие-нибудь сильные колонизаторы. Правда, русские уже в XII веке были в нынешнем городе Кадоме Тамбовской губернии, но их колонизация, несомненно, судя по Летописным сказаниям, была тогда еще очень и очень слабая. Впоследствии, когда мордовско-мещерские племена были покорены татарами, и нынешнее Ширин-гушское городище могло быть занято ими, может быть, какой-нибудь мурза Зильбей был в нем начальником. <...>

Позднее, когда русская сила стала отодвигать в степь татарские орды, городище, вероятно, попалось в руки казаков и стрель-цов. Когда же оно было оставлено царскими войсками, вследствие ли военной неудачи, или же вследствие каких-нибудь осо-бенных соображений, его могли занимать и разные гулящие люди. Это могло случиться всего вероятнее в Смутную эпоху и продолжиться до начала XVIII столетия. В это же время Ширингушское городище, по всей вероятности, стало необитаемым. На это последнее обстоятельство указывает отчасти вышеизложенная мордовская легенда, говорящая о том, что 17 тысяч зильбеевских воинов взяты были в плен и отвезены в Казань. А из северных уездов нынешней Тамбовской губернии разных важных преступников могли отвозить в Казань или в начале XVIII столетия, при Петре Великом, когда эти уезды принадле-жали Казанской губернии, или же в эпоху пугачевщины; но в последнем случае местные жители помнили бы хоть имя Пуга-чева, между тем оно им почти неизвестно (так же как и Стеньки Разина). Таким образом, оказывается, что Ширингушское городище стало необитаемым во времена Петра Великого."

Напечатано : "Ширингушское городище (Тамбовской губернии, Спасского уезда)". Тамб. губ. ведомости. 1880. № 28, 29.)
Рисунок А. Прохорова из книги "Зубова Поляна" (1998)

Прозаические легенды о Тюште в переводе с мордовского

Статьи о мордовском народе российских учёных и этнографов XVIII-XIX веков

На первую страницу
Назад на страницу Археологические и исторические памятники района