Error: Incorrect password!

Исследователь родного края Дубасов И.И.> Зубова Поляна (Республика Мордовия)


Республика Мордовия

 Историко-этнографический сайт

 

О районе
Администрация
Депутаты района
Деловая жизнь
Культура и образование
Здравоохранение
Общественные организации
Отдых и туризм

Новости

English

Français

ИССЛЕДОВАТЕЛЬ  ИСТОРИИ  РОДНОГО  КРАЯ

 

«Наша старина, мне кажется, имеет самую тесную связь с настоящим. Из нашего прошлого выясняются факты, объясняющие цели и задачи современного бы-та и будущего. Изучение старины не есть отчуж-дение, как иные поспешно думают, от текущих со-бытий и интересов. Напротив, в ней-то и заключа-ются фактические данные, освещающие всё совре-менное ... Поэтому исследования нашего отжившего быта имеют чрезвычайно важное жизненное зна-чение и должны быть ценимы и поощряемы не толь-ко во имя исторической науки, но и в интересах со-вершающейся практической жизни ...»

В этом кратком извлечении из статьи, написанной в конце XIX века нашим земляком, краеведом, исследователем Иваном Ивановичем Дубасовым, чётко раскрывается позиция автора : прошлое не только интересно для общества, но оно к тому же даёт руководство для действия в современной жизни.

И. И. Дубасов — историк, этнограф, археолог, фольклорист, статистик — извес-тен как исследователь тамбовской старины. Его «Очерки из истории Тамбов-ского края», вышедшие шестью выпусками, внесли заметный вклад в истори-ческую науку.

Он был признанным публицистом, его статьи на протяжении не одного десяти-летия выходили почти в каждом номере «Тамбовских губернских ведомостей» и других изданиях. Им подписано около 150 историко-краеведческих публика-ций, увидевших свет в 1880–1900 гг. Кроме того, И. И. Дубасов — видный пе-дагог, общественный деятель. Он занимал пост директора Екатерининского учительского института в Тамбове, а затем — директора народных училищ в Курске. Как организатор и первый председатель Тамбовской учёной архивной комиссии в 1892 г. «за особые труды на пользу комиссии» он получил чин дей-ствительного статского советника.

Детство Ивана Дубасова прошло в мокшанской деревне Каргашино Спасского уезда Тамбовской губернии (ныне Зубово-Полянский район Республики Мор-довия), где он родился в 1843 г. Мальчику не исполнилось и четырех лет, когда умер от холеры его отец-священник, а через две недели дотла сгорел дом со всем имуществом. Эти трагические события обрекли семью Дубасовых на безысход-ную нищету. «Глубокого житейского смысла совершившихся событий я, конеч-но, не понимал, — писал впоследствии Иван Иванович в своих воспоминаниях, — но меня потрясали отчаянные вопли моей матери и неунимаемый крик ма-леньких сестер, к которому невольно присоединялся и я...».

Несмотря на столь бедственное положение семьи, мальчику удалось выучиться грамоте. Семилетнего Ваню мать отдала «в науку» местному дьякону, который взялся обучать его азбуке, часослову и псалтыри всего за 11 рублей. Впрочем, на-ставник требовал от своего ученика лишь то, чтобы последний как можно громче и чаще читал. В этом, по мнению «учителя», и заключался смысл педагогическо-го призвания. Суровое детство мальчика скрашивалось рыбной ловлей на зеле-ном берегу тихого и рыбного Вада, где забывались невзгоды и лишения.

В начале 1850-х гг. Ваня Дубасов был определен в Тамбовское духовное учи-лище (бурсу), где провел шесть лет. В воспоминаниях о школьных годах Иван Иванович в довольно мрачных тонах описывает училищный быт, методы вос-питания, основной из которых — порка розгами, предварительно вымоченными в соленой воде и распаренными. В виде особой учительской милости порка ино-гда заменялась стоянием на коленях. Причем дисциплинарные взыскания были так многочисленны, что собственно на преподавание уже не оставалось време-ни. Учителя ограничивались «задаванием уроков, спрашиванием и в особенно-сти сечением». В качестве примера описываются методы воспитания и препо-давания учителя латинского языка и катехизиса А. К. Любвина.

Вот что он делал в классе : «Вызывает сразу 23 учеников и заставляет их по книжке переводить с русского на латинский или обратно. Ученик, положим, ошибается, и другой тоже, и третий. В таком случае А. К. никогда не помогал ученикам, по очереди их всех отсылал к дверям под розги. После экзекуции уче-ники снова были спрашиваемы, снова, конечно, ошибались и снова их секли, и так до конца класса
».

Скромными результатами шестилетнего обучения в бурсе явились освоение бег-лого чтения, письма, знакомство с катехизисом, небольшой запас латинских и греческих слов. Географии, арифметики выпускники училища практически не знали. Ваня Дубасов много времени посвящал чтению. Особенно его интересо-вали художественные произведения и исторические описания.

После окончания бурсы Дубасов поступил в Тамбовскую духовную семина-рию. Хотя в целом семинарская дисциплина мало чем отличалась от училищной, новые идеи 1860-х гг. стали врываться в «обездоленную» и «захолустную» про-винциальную школу. Семинаристы с увлечением предавались чтению журналов (прежде всего «Отечественных записок»), была открыта библиотека, читали Гоголя, Пушкина, Гончарова, Тургенева и многих других. В стенах семинарии Дубасов впервые приобщился к журналистской работе. Он редактировал ежене-дельный рукописный журнал «Семинарский листок». От сотрудников и чита-телей не было отбоя. В журнале имелся отдел внутреннего обозрения, материалы которого изображали семинарскую жизнь. Многие заметки не нравились началь-ству, и журнал был запрещен. Надо сказать, что учебная программа семинарии была чрезвычайно насыщена различными предметами. Семинаристы изучали риторику, всеобщую и естественную историю, математику, латинский язык, сельское хозяйство, философию, физику, медицину и т. д. Последний семинар-ский класс — богословский.

Как один из лучших выпускников, в августе 1863 г. 20-летний Иван Дубасов был направлен в Киево-Печерскую лавру, в Духовную академию. После её окончания будущий публицист-краевед вернулся в Тамбов и приступил к педа-гогической деятельности в качестве учителя Тамбовской учительской семинарии. Его достоинства и качества педагога были такими, что в конце концов он стал директором семинарии. Параллельно Иван Иванович интенсивно изучал мест-ные и столичные архивы, накопив значительный исторический материал. Его статьи регулярно появлялись на страницах «Тамбовских губернских ведомо-стей», «Известий Тамбовской ученой архивной комиссии», других местных и столичных изданий. В них рассматривались многие проблемы исторического прошлого мордовского народа, исстари заселявшего тамбовские земли, разраба-тывались различные вопросы этнокультуры, фольклора, археологии и т. п.  Так, в 1880 г. в «Тамбовских губернских ведомостях» опубликована статья Дубасова «Ширингушское городище (Тамбовской губернии Спасского уезда)».

В апреле 1884 г. в Тамбове была создана учёная архивная комиссия. У её исто-ков стояла группа краеведов-любителей, возглавляемая И. И. Дубасовым, кото-рый был избран ее первым председателем. В ее работе участвовали люди, рабо-тавшие «не из-за гонораров и не из-за литературной славы... Они объяты были бескорыстною любовью к родине и науке».

Несмотря на материальные трудности, за пятнадцатилетний период председате-льства Дубасова комиссия сумела собрать богатый исторический материал, представляющий не только местный интерес. Было осуществлено 58 выпусков «Известий Тамбовской ученой архивной комиссии», в которых содержится более 6 000 архивных дел, сосредоточен большой документальный материал по истории городов и сел губернии, по археологии — карты, отчеты о раскопках, описания древних находок. Члены комиссии осуществили первый опыт карто-графирования древностей, составили описательные карты археологических па-мятников Тамбовщины. Силами комиссии были созданы исторический музей и библиотека, организована охрана памятников старины. Неоднократно публико-вались обращения к населению с просьбой присылать предметы древности.

Сам И. И. Дубасов, занимаясь в течение девяти лет архивными изысканиями, подготовил и издал в 1883–1897 гг. обширный исторический труд — «Очерки из истории Тамбовского края». Первые три выпуска вышли в Москве в 1883–1884 гг., следующие три — в Тамбове в 1887–1897 гг.
Книги были изданы бла-годаря содействию и на средства известного тамбовского мецената Э. Д. Нары-шкина.

Главный труд И. И. Дубасова свидетельствует о разносторонности научных ин-тересов автора. Исследователь знакомит читателя с летописными источниками, рассказывающими об основании Тамбова и губернии, прослеживает ход коло-низации края и возведения фортификационных сооружений, дает краткую исто-рию городов, уездов, рассказывает о церкви, противоцерковных движениях, жи-вописует ужасы крепостнической эпохи. Автор интересовался крестьянскими волнениями, историей народного просвещения, культуры. «Очерки...» насыще-ны богатым этнографическим материалом.

Изучая прошлую жизнь края, историк имел в виду, что не одни битвы и дипло-матические трактаты составляют российскую историю. «...Будничная, ежеднев-ная народная жизнь с ее злобами дней и с ее массовыми интересами, где бы она ни развивалась : в центрах государства или в глуши и на окраинах, есть наи-более важный предмет для исследователя. Не в Петербурге же совершается течение всенародной жизни, а во всем царстве, в этих Тамбовских, Шацких и подобных захолустьях...»

Большая часть первого выпуска «Очерков...» посвящена исследованию истори-ческих судеб первых поселенцев тамбовского края — мордвы и мещеры. С лю-бовью называя Тамбовщину «нашим мордовско-мещерским краем», историк от-мечает, что мещера давно подверглась ассимиляции русскими, от нее не оста-лось даже преданий. Единственным ее национальным памятником служат спас-ские мещерские национальные женские костюмы и своеобразный говор в рус-ских селах Кирилове, Сядемке и Красной Дубровке. Прочнее мещеры оказа-лась мордва — «одно из самых многочисленных финских племен в России, на-селяющее в настоящее время в количестве нескольких десятков тысяч северные уезды Тамбовской губернии, народ добродушный, трудолюбивый, но обижен-ный историей».

Древнее расселение мордвы на территории Тамбовской губернии И. И. Дубас-ов доказывает исследованием топонимики — названий городов, сел и урочищ.

Материалы И. И. Дубасова свидетельствуют о том, что у мордовского народа очень рано сформировались специфические нравственные нормы. К XVI в. гос-подствующими ценностями были воинская доблесть и трудовые навыки. Резко осуждалось воровство. И. И. Дубасов пишет, что «последний князь» цнинских мокшан Тюштян отличался справедливостью, но «за кражу малейшей вещи он приказывал вешать преступников на виселицах».

Весьма ценны и до сих пор актуальны свидетельства историка о верованиях, культе, мифологии мордвы, характеристики обрядов, некоторых языческих праз-дников и т. д. С сожалением автор констатирует чрезмерную ассимиляцию мор-довского народа : «В настоящее время мордовский язык исчезает. Например, мордовские села Леплейка, Вечуткино, Кельгенино на наших глазах подверга-ются русской ассимиляции...».

О значимости «Очерков...» говорят многочисленные отзывы, появившиеся на страницах как столичной, так и местной печати сразу после выхода первого вы-пуска. «Московские ведомости», «Современные известия», «Правительст-венный вестник», «Новое время», «Русская старина», «Дело», саратовская «Волга» выступили с их положительной оценкой. Журнал «Вестник Европы», достаточно высоко оценив книгу в целом, не согласился со взглядами ее автора на провинцию как на «сущность народной жизни». И. И. Дубасов считал, что «всероссийская провинция есть суть народной жизни, ее богатство, могуще-ство и основа, без которых столица совершенно бессильна». Некоторые крити-ки указывали автору на недостаточное использование уже известных работ. Вместе с тем, следя за свободным и легким пером И. И. Дубасова, чувствуется основательность источниковой базы его основного труда. Он считал своей целью изыскание, использование и сохранение для потомков архивных докумен-тов. «Очерки...» содержат более 400 ссылок на архивные материалы : дела Там-бовского губернского правления, окружного суда и уголовной палаты, дворян-ского собрания, духовной консистории, Шацкой межевой канцелярии и дру-гих учреждений. Еще больше использовано источников из Московского главно-го и губернского архивов : документы министерств юстиции, иностранных дел, собрания исторических актов. В целом привлечено более 30 различных собра-ний письменных источников.

Посвятив себя изучению прошлого тамбовского края, И. И. Дубасов писал, что данными проблемами он интересуется не только потому, что факты эти «свои, местные, а и потому, что они имеют несомненное всероссийское и даже от-части общечеловеческое значение».
Именно после выхода «Очерков...» и «Известий ...» в научный оборот вошёл термин Тамбовский край.

В июле 1890 г. И. И. Дубасов был назначен директором народных училищ Кур-ска и вынужден был оставить родной Тамбов. На последнем для него заседании архивной комиссии он обратился к коллегам со следующими словами : «...по сво-им симпатиям я был и есть коренной тамбовец, разлука с Тамбовом и губерни-ей, родиной моей и поприщем моей деятельности, педагогической и писатель-ской, есть великая моя утрата ... Тут могилы былых, отошедших в иной мир семерых детей моих. Тут и мои маленькие радости, и великие слезы были... Про-шу вас не считать меня чужим, когда я вас оставляю.».

Решением заседания комиссии портрет И. И. Дубасова был помещен в одном из кабинетов здания, где она размещалась.

В ноябре 2003 года исполнилось 90 лет со дня смерти писателя-краеведа И. И. Дубасова. Мы вправе гордиться тем, что исследователь родился на нашей земле, что труды его не потеряли своего значения, а дело его развивается усилиями многих краеведов и учёных-историков.

По материалам краеведа А.Прохорова, книги  "Зубова Поляна"
 и сборника этнографических очерков "Мордва"

                                        На страницу Культура и образование
                                        На страницу Книга "Зубова Поляна"
                                         На страницу Российские этнографы о мордве в XVIII-XIX вв.


Error: Incorrect password!